Главная > Новости > Нужно всегда верить в свои силы. — Центральный защитник "Зари" Алексей Курилов

Нужно всегда верить в свои силы. — Центральный защитник "Зари" Алексей Курилов

23 сентября 2009

Центральный защитник Алексей Курилов прочно закрепился в составе луганской "Зари". Школа донецкого "Шахтера", игра в харьковском "Металлисте" и вот теперь — "Заря". Кроме того, в копилке этого перспективного игрока в сумме уже более 30 матчей за юношескую, юниорскую и молодежную сборную Украины. Руководство "Зари" очень лестно отзывается об этом перспективном игроке. Естественно, корреспондент cxid.info просто не мог обойти Алексея вниманием.

— Леша, первый вопрос будет традиционным: с чего же началось твое увлечение футболом?

— Я сам из города Керчь. Родился я именно там, и футболом я начал заниматься не сразу. Я занимался многими видами спорта, среди которых был и футбол, и рукопашный бой, и другие виды. Занимался еще плаванием. Кстати, в баскетбол у меня получалось играть даже лучше тех ребят, которые в свое время ходили и профессионально тренировались. В общем, показывал неплохие результаты в разных дисциплинах. Предрасположенность к спорту у меня, как говорится, была. Занимался и футболом. Но тогда я был еще ребенком и не осознавал, что мне это действительно нужно. Пошел на футбол, стал заниматься и бросил его. Родители считали, что учеба это главное. А спорт??? Мне еще мама говорила: "Таких, как ты, Леша, 50 миллионов. И добиться чего-то будет очень сложно". Я не говорю, что я и сейчас чего-то супер добился в своей жизни, но и нынешним успехам уже очень рад.

— А когда же наступил переломный момент?

— Когда мне было лет 8-9, то я поехал в детский лагерь. Мне было очень тяжело, я в первый раз уехал от родителей. Для меня это был концлагерь (улыбается). Мне ничего там не понравилось. Но, был все же один момент, который я очень запомнил. Из третьего отряда в этом лагере была сформирована футбольная команда. И они постоянно тренировались в лагере. Я не пропустил ни одной тренировки за 21 день моего пребывания в этом учреждении. Я подружился там с одним парнем, футболистом. Мне было очень интересно наблюдать за тренировочным процессом, ведь сама постановка тренировок была уже очень серьезной. Это был не дворовой уровень и меня начало затягивать. В свое время, когда я увидел в первый раз футбол по телевизору, то не понимал, кто такие защитники. Мне было непонятно, какова их функция. Ведь голы надо забивать. А тут все время только обороняться. А в лагере меня поставили играть как раз защитником. Помню хорошо ту игру. У каждого были красивые футболки с именами разных футболистов и мы играли в турнире лагеря. И был острый момент, удар по воротам, я ставлю ногу, и от моей ноги мяч залетает в наши же ворота. Я никогда этого не забуду. Я забил гол сам себе — и мы вылетели. Команда тогда проиграла именно из-за этого пропущенного мяча. Мои эмоции трудно передать. Некоторые меня поддерживали, а некоторые, наоборот, говорили, что я подвел отряд. Может быть, именно за счет этого момента я решил доказать всем, что из меня получится футболист. А забитый гол в свои ворота был лишь случайностью. Это был переломный момент.

— И что же получилось дальше?

— Отмечу, что все пошло спонтанно. Я не попал сразу в какую-либо команду. Нет. Пришел мой первый тренер — Павел Петрович Павленко. Мы занимались с ним просто в группе. У нас не было никаких спонсоров. Ничего такого не было. Сами скидывались на мячи, форму. Потом команду расформировали. Я начал ходить к другому тренеру в Керчи, но в один прекрасный день мой первый тренер пришел ко мне в школу и сказал, что у нас в городе открывается филиал донецкого "Шахтера". Он пришел, забрал меня прямо с урока музыки (улыбается) и сказал об этом филиале. Он мне объяснил, что будут большие перспективы, если я буду именно при этом филиале "Шахтера". И я решился. Мне было тогда уже 13 лет. И я попал в этот филиал академии, потренировался два месяца и тренер решительно заявил: "Надо ехать на отборочный цикл в спортивную школу "Шахтера" в Донецк". Я долго колебался и не верил в свои силы. Но, в конце концов, я поехал. Там было три сбора: июньские, июльские и августовские. Приехал я в июне. Мне очень тогда хотелось попасть туда. На просмотре было тогда 150 человек в июне, а осталось нас всего лишь 15. Это были потенциальные кандидаты на то, чтобы приехать на второй сбор в июле. И вот, помню хорошо момент тот, когда нам сказали, что отберут лишь лучших из лучших — девять человек, которые приедут на следующий сбор. И вот называют уже шестую, седьмую, восьмую фамилию. Я тогда уже потерял всякую надежду. И тут девятая фамилия Курилов!!! Я сам не поверил сначала. Но понял, что карьера футболиста началась. Хотя, скажу вам честно, не считаю себя сейчас очень уж профессиональным футболистом. Я могу сказать это только тогда, когда завершу карьеру и посмотрю на все свои достижения, награды, дипломы и тому подобное. Вот тогда человек может полностью признать, что он сложился или не сложился как футболист.

— И так ты попал на вторые сборы в "Шахтер"?

— Да. Когда я приехал домой, то тренер сказал мне, что это не шутки и надо готовиться уже очень серьезно. Я очень серьезно занимался. Возле моего дома, где я живу, есть большая гора. И каждое утро папа поднимал меня и я делал рывки на эту гору. Марш-броски, так сказать. Мне надо было улучшать физическую форму, и такие вот тренировки придумал для меня мой отец. На втором сборе в Донецке у меня поменялся тренер. Пришел Валентин Иванович Бобошко. Второй и третий сборы прошли практически не заметно. Там отсеяли всего лишь одного или двух человек. Третий сбор уже был закрепляющим и проходил в Керчи. И вот, пройдя эти три сбора, я попал в "Шахтер".

— В детстве все хотят стать космонавтами. Ты хотел стать футболистом?

— Неееет (Улыбается). Я хотел стать капитаном на судне. Но по спорту никаких рвений у меня не было. Но главному меня научили родители. Они говорили, что если я хочу кем-то быть, то я должен ставить себе цель и добиваться ее.

— Следишь ли ты сейчас за керченским футболом?

— Я вот недавно приехал из дому. Хотелось бы мотаться туда чаще, но работа есть работа. Футбол в Керчи сейчас с одной стороны напряженный, а с другой — есть все условия для развития. С одной стороны есть хороший стадион, инфраструктура, хорошие условия. По поводу стадиона, надо поставить лишь пластиковые сиденья и принимать матчи Премьер-лиги. Поле там в идеальном состоянии. Короче, довести немножко до ума и вот вам стадион Премьер-лиги. А вот команды нет. Есть первенство города, в котором состязаются около 8 команд. Почему дальше городского уровня футбол не продвигается — не знаю. Мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы футбол в Керчи процветал.— Возвращаемся к разговору про "Шахтер". Ты довольно долго играл за эту команду, но до основы так и не дошел…

— Когда я в 13 лет попал в "Шахтер", то поначалу чувствовал, что очень слаб по сравнению с другими ребятами. У меня было упорство и старание — они и помогли мне. Со временем, благодаря тренеру и работе я начал расти. Как и в буквальном росте, так и в росте профессиональном. По истечении этих четырех лет спортинтерната меня и еще одного человека забрали сразу в "Шахтер-2". А еще троих — в "Шахтер-3". Меня, по словам тренерского штаба, считали очень перспективным. Мы завоевывали разные чемпионские звания, а в одном из чемпионатов я даже получил звание "Лучший защитник Украины". Я никогда, извините за просторечие, не "халявил". Чтобы у меня был спад или я вылетел из состава — такого никогда не было. К тому же, было очень тяжело переходить на профессиональный уровень. Тогда, добавлю, был такой момент… Я поехал в сборную и получил травму. Это, кажется, было в 2004-м. Приехал после сборной с травмой. Нога не проходила и доктора решили: надо делать операцию. Сделали операцию и весь этот период + восстановление заняли у меня целых 8 месяцев. Прошел определенный период и в спортинтернате сменилось руководство. Пришли голландские тренера. Я начал тренироваться после травмы лишь первую неделю. Был тогда "Шахтер-3", "Шахтер-2" и дубль "Шахтера". Получилось так, что из этих команд сформировали лишь две команды: дубль и "Шахтер-2", а 25 человек получили статус свободных агентов. Меня вызвали и сказали, что я свободен. Мне было очень обидно, но почему-то в это же время смешно. Я привел доводы, что в сборной получил травму, долго восстанавливался, сейчас уже тренируюсь, а мне даже не дают никаких шансов. Руководство решило дать мне шанс. У меня были дни раздумья. На душе тогда было очень тяжело. Я пять лет уже провел в Донецке, очень привык к этому городу и менять обстановку, честно говоря, не хотелось. Но, я пришел все же к выводу, что мне надо уходить.

— И вот пришел черед "Металлиста" — нового витка твоей жизни…

— Я был свободным агентом, поехал в Россию, был в московском "Динамо" на просмотре. Все было там отлично. Но, мне попался в то время очень ненадежный человек. Когда меня забирало "Динамо" Москва, он мне предложил поехать в "Сатурн", мотивируя это лучшими условиями. И я согласился. Кроме того, он пообещал мне, что если что-то пойдет не так, то я вернусь в "Динамо". Я приехал в "Сатурн", пробыл там около месяца. Все было классно, я тренировался, но по каким-то причинам пришелся не ко двору. И не так давно я узнал настоящую причину того, почему я не попал в "Динамо" или в "Сатурн" в тот момент. Это был настоящий шок для меня. Может быть вопрос бы и решился в положительную сторону, но этот человек просил за меня в то время колоссальную сумму. А мне тогда было всего 18 лет. Вот так не сложилось с Россией. Зато, сложилось так, что я теперь в Луганске (улыбается). Я собрал вещи и поехал домой. Когда я ехал из Москвы домой, то на душе творилось что-то невообразимое. Я уже думал куда-то идти и кем-то работать. Хотелось все бросить. Серьезно. Но, когда я приехал домой, то мне позвонили и сказали, что появился шанс поехать в "Металлист". Когда я приехал в Харьков, то все решилось очень быстро. Уже через четыре дня я подписал контракт. Тренировался с основной командой, но играл за дубль. И появилось вдохновение. Снова поверил в себя, в свои силы. Повзрослел, начал относиться ко всему более профессионально.

— Все знают, что ты хорошо дружишь с Лешей Антоновым. Вы в "Металлисте" познакомились?

— Когда Леха приехал в комнату на базе, смотрю: привезли каких-то непонятных людей (Смеется). Леха был среди них. Я решил переселиться из той комнаты. Леха сразу же влился в основной состав "Металлиста", начал забивать сразу же с первых игр. Мирон Маркевич начал привлекать его к играм за основу. После одной тренировки мы как-то остались бить по воротам. Я был на воротах. Женя Селин, Леша Антонов и Антон Поступаленко били по воротам. Начали смеяться, нашлись общие темы для разговоров. Так и нашли общий язык. А теперь — мы с ним оба в Луганске.

— А с другими парнями не пересекался?

— Был раньше с Шевчуком в "Шахтере-2", с Гринченко я был в интернате в Донецке. Он был на два года старше. С Сережей Колесниченко тоже был знаком.

— Футболисты говорят, что интернат — та же армия. Некоторые говорили, что пачка "Мивины" в день — это было круто….

— Не знаю, честно, как обстоят дела в других интернатах, но в интернате "Шахтера" все по-иному. Когда мой папа как-то приехал ко мне, я его повел на обед. Он покушал и говорит: "Сынок, я на ужин не пойду". Вот так сытно кормили в интернате. Питание было на высшем уровне. Так вкусно кормили.

— Как же ты оказался в "Заре"?

— Я понимаю "Металлист": и руководство и тренеров. Это — команда не для молодых. Потому что рисковать молодыми, когда у них сейчас такие высокие задачи… Третье или второе место в чемпионате, плюс Лига Европы. Мне, конечно, в свое время хотелось, чтобы меня хотя бы выпускали на замену или я постоянно играл в основном составе. Но, я тогда понимал, что это вряд ли возможно. Но, в Премьер-лиге хотелось поковыряться…. Очень хотелось. И вот, зимой ко мне подошел генеральный директор "Металлиста" и сказал, что Анатолий Волобуев хотел бы видеть меня в "Заре". Конечно, я знал, что тренировочный процесс в "Заре" отличается от "Металлиста". У Мирона Маркевича свой, так называемый, европейский подход. Он дает оптимальную нагрузку и если ты постоянно играешь, то ее, фактически, не замечаешь. Вообщем, интересный и главное, полезный подход. А когда я пришел в "Зарю", то первые свои сборы я запомнил на всю жизнь. Тяжело было перестраиваться. Было много беговой работы, но я очень хотел закрепиться в основе, поэтому, влился довольно быстро. Поднадоело тогда играть за дубль, а хотелось попробовать себя в элите украинского футбола. Тем более, если представился такой прекрасный шанс.

— Освоился ты быстро…

— Ну, во-первых, тут был Андрей Тлумак, который до этого играл в "Металлисте". Леша Антонов был рядом, Сергей Шевчук, Андрей Гринченко, Сергей Колесниченко. Много знакомых людей было рядом, с которыми я был до этого.

— В этом сезоне все же твое участие и участие Алексея Антонова в "Заре" было под большим вопросом. Как все утряслось?

— Я созвонился с "Металлистом" и мне сказали, что я могу выбирать между "Зарей" и "Металлистом". Но, конкретного предложения от Харькова не поступало. Была неопределенность. Я понял, что до "Металлиста" нужно еще подрасти. Поиграть, набраться опыта. Вот так и остался в "Заре".

— Если выстроить Керчь, Луганск, Харьков и Донецк по значимости для тебя. Какой город на какое бы место ты поставил?

— На первое место я, конечно, поставил бы Керчь. Это мой родной город. Летом отдыхать в нем просто сказочно. Хотя, у меня в Керчи не так много друзей, но этот город мне родной. И этим все сказано. На втором месте у меня Донецк. Я считаю, что этот город очень быстро прогрессирует и растет. Для меня лично даже нет сильных отличий между Киевом и Донецком. Оба крупных, хорошо развитых города. Я был на открытии "Донбасс Арены" и скажу вам, что у меня было такое ощущение, что я даже нахожусь не в нашей стране, а где-нибудь в Америке или Англии. Настолько все на серьезном уровне там. На третьем месте оказался бы Луганск. С этим городом связан уже солидный этап моей жизни. Я ведь играю в "Заре" уже достаточно долгий период. Кроме того, Луганск я могу сравнить с российским городом невест — Иваново. Здесь самые красивые девушки на Украине. Говорю вам с уверенностью. Ну, и замкнет четверку городов Харьков. Вообще, мне все эти города мне нравятся. Один город чем-то мне нравится больше, другой меньше. Это вообще очень классные города.

— Сильно ли изменился твой уровень после перехода в "Зарю". Прогресс есть?

— Я к себе отношусь очень самокритично. Какая бы игра не была. Одни говорят, что сыграл хорошо, другие говорят — плохо. Я всегда ищу в себе недостатки и стараюсь их исправлять. Стараюсь не допускать ошибок в будущем. Я уже упоминал: когда закончу карьеру, сыграю в Лиге Чемпионов, тогда смогу говорить о себе как о футболисте. Пока что никаких оценок себе я давать не могу. Могу сказать одно: совершенствоваться нужно на протяжении всей жизни.

— Твоя основная позиция — центральный защитник. Приходилось ли играть на других позициях и как ты вообще видишь себя на футбольном поле?

— В "Шахтере" я начинал играть как опорный полузащитник. Потом мой тренер Валентин Иванович Бобошко решил меня сделать защитником. Я стал играть в защите. Потом, в "Шахтере" одно время я играл даже правого защитника. А в душе во мне всегда сидел нападающий. Я, конечно, не могу сказать, что смогу сейчас на каком-то уровне сыграть нападающего. Но, иногда я все же подключаюсь к стандартам и бывает, забиваю голы.

— Иногда ты подключаешься к стандартам и твой последний гол "Закарпатью" — лишнее подтверждение тому, что чутье у тебя есть…

— Ну, не знаю. Видимо, если их во мне еще тренеры не нашли, то значит нет. Хорошо, что есть задатки защитника. Ведь на поле все решают не только нападающие.

— Считаешь ли ты возможной игру без легионеров в нашем чемпионате?— Я не хочу обидеть иностранцев, но считаю, что лимит на легионеров в чемпионате должен быть очень строгим. На поле должно быть больше украинцев. Есть команды, где украинцев играет очень мало и я считаю, что это неправильно. Лимит должен быть намного жестче. Тогда и у наших игроков будет больше шансов себя проявить и прогресс будет у украинцев более заметным. Без легионеров тоже нельзя. Они должны приукрашать наш футбол, но не полностью его украсить. Основная работа должна ложиться на нас, украинцев. И мы будем прогрессировать.

— В следующем сезоне есть варианты того, что ты можешь вернуться в "Металлист". Если бы предложили остаться в "Заре", то остался бы?

— Хотел бы вернуться в "Металлист", но поживем-увидим. Может быть, останусь в "Заре", а может быть и нет. Судьба — такая штука… Никогда не знаешь, куда выведет. Если тренер решит, к примеру, что будут играть Обрадович и Папа Гуйе, то так и будет. А если, к примеру, будет Папа Гуйе-Курилов или Обрадович-Курилов, то пусть так будет.

— Короче говоря, конкуренции ты не боишься?

— Конкуренции я никогда не боялся. И вообще считаю, что здоровая конкуренция — это вообще хорошо. Когда на одно место претендуют по несколько игроков, то это только укрепляет команду.

— Многих интересует твой дебют в сборной. Как? Когда?

— В первый раз меня вызвали в сборную, когда мы играли на очень солидном турнире — Кубке губернатора Московской области. Матчи проводились в Раменском. Уровень организации турнира был очень солидным. Тогда младшая сборная, в которую я попал, существовала уже полгода, у них был уже один вызов. Но, по каким-то причинам из "Шахтера" тогда никого не вызвали. В первый раз нас вызвали из "Шахтера" четверых, включая меня.

— Первая игра в сборной, наверное, запомнилась на всю жизнь?

— Первую игру свою очень хорошо помню. Это было на том же турнире, естественно. Мы тогда играли против Турции. И проиграли, к сожалению, 2:1. А следующую игру пришлось играть сразу против сборной Бразилии. Мы проиграли им со счетом 4:1. Притом, проигрывали уже на десятой минуте со счетом 2:0. Правда, к концу первого тайма мы сумели забить один мяч. Но, во второй половине встречи бразильцы устроили тотальный прессинг и забили нам еще два мяча. А вот за четвертое место на этом же турнире мы играли со сборной России и обыграли их 2:0. Так вот и пошло мое продвижение в сборной.

— Самый провальный и самый наилучший матч за сборную…

— Самый провальный — однозначно последний матч против Франции (напомним, что Алексей выступает сейчас за сборную U-21).

— Но, отыграться при счете 0:2 тем более против Франции, сможет не каждый…

— Отыгрывалась уже команда. И спасибо моему партнеру, который забил два мяча. Мне не понравилось то, что я ошибся на четвертой минуте. Я к этой игре очень упорно готовился и даже не знаю, как я допустил такую детскую ошибку.

— В том матче ты получил горчичник?

— Нет, комментатор ошибся. На самом деле, я обошелся без карточек.

— И все же Франция — сильный соперник?

— Я ожидал от французов большего. Мы сами себе привезли первые два гола. Потом немного поймали неуверенность, не знали, что делать. Потом — собрались и отыгрались. Ничья с Францией — тоже неплохой результат.

— Ты забивал за сборную U-19 два мяча…

— Да, было дело. Первый гол я забил, когда мы играли в Чехии на турнире против молодежной сборной Венгрии. Я забил в том матче гол. А второй гол был на родной земле в Крыму. Мы играли против сборной Польши на базе "Крымтеплицы". Вот им я и забил. Мы выиграли тот матч со счетом 3:2.

— Есть ли у тебя идеал защитника в мировом футболе?

— Хоть я и сам защитник, но идеала у меня нет. Есть, правда, один человек, которым я восхищаюсь уже много лет. Это Андрей Шевченко. Он, конечно, не защитник. Хотелось бы поменяться с ним футболками. Ну, посмотрим, как говорится. Я в первый раз увидел Шевченко в "Милане", когда он играл в Лиге Чемпионов против донецкого "Шахтера". Тогда была тренировка, я с ним сфотографировался. Было очень приятно. Сейчас, хотя я и повзрослел, но все равно огромное уважение к этому человеку у меня все равно осталось. У меня были и тетрадки и значки с ним. А среди игроков оборонительного плана импонируют Неста, Тюрам, Туре, Виера.

— С ним придется вступать в бой, когда будете играть с "Динамо"…

— Придется. Но, тогда он уже будет не идеалом, а соперником. Ну, вот помнишь недавний поединок с "Арсеналом"? Андрей Воробей — легендарная личность. Я виделся с ним раньше. Перед игрой я вспоминал такой факт: когда мы были в интернате, то парни из основного состава приезжали нас поздравлять. И на Новый Год приезжал к нам и Ринат Ахметов и некоторые футболисты. И у меня есть фотография, когда мне было 13 лет и я с ним сфотографировался возле елки. И вот прошло время, и мы уже играем друг против друга. Видите, как поворачивается судьба.

— Есть ли команда, перед предложением которой ты не смог бы устоять?

— Это "Милан" и "Шахтер".

— Если бы у тебя было несколько дней свободного времени, на что бы ты его потратил?

— Слетал бы в космос (Смеется). Ни разу там не был. А если честно, хотел бы просто провести эти дни с пользой для себя. А занятие — всегда найдется. Это могло бы быть общение с друзьями, поездка на море, если бы позволяла погода и море было бы поближе.

— Ты все же спокойный или эмоциональный человек?

— В жизни я в основном, спокоен. Я стараюсь всегда смягчить ситуацию, если человек не прав. И в то же время, не нагрубить ему. Но, бывают такие ситуации, когда меня можно вывести. Тогда я становлюсь очень эмоциональным. Когда меня пытаются обидеть или унизить, тут уж я молчать не стану. В каких-то рамках я спокоен, но если против меня начинается агрессия, то я молчать не буду.

— Какие у тебя увлечения кроме футбола?

— Рыбалка… Только люблю, когда ловится…

— А какую самую большую рыбу вытягивал?

— По весу, около двух килограммов. Мы вот даже недавно были в сборной и в месте, где мы готовились, был небольшой искусственный водоем. А рыбы там очень много. Можно ее ловить, чтобы тебе ее потом приготовили, а можно просто из спортивного интереса. Это один из методов отдыха. Кто хочет — тот и ловит. Я и Паша Пашаев ловили рыбу, а на другой стороне находились Валера Федорчук и Максим Белый. Мы договорились играть на счет. Клев был просто потрясающий. Рыба ловилась не меньше чем по полкилограмма. В итоге, мы с Пашей Пашаевым тогда выиграли со счетом 20:19. Вот так вот, отдохнули. Еще иногда люблю играть в большой теннис или боулинг.

Павел Козырев

Tags:



Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн