Главная > Новости > Игорь ШУХОВЦЕВ: Для меня футбол — это не работа, а жизнь

Игорь ШУХОВЦЕВ: Для меня футбол — это не работа, а жизнь

6 ноября 2009

*Практически не осталось футболистов в украинском чемпионате, которые застали еще союзный чемпионат . В когорту последних из могикан входит и вратарь луганской Зари Игорь Шуховцев, чье имя, правда, двенадцать с лишним лет связывали исключительно с мариупольским Ильичевцем. Вот и наша с Игорем беседа началась именно с принципиального для него поединка Заря — Ильичевец.

Радует, что мариупольские болельщики меня помнят

— Игорь, все-таки настрой на матч против Ильичевца у тебя был, наверное, особенный?

— Что тут лукавить, конечно, эта игра обычной для меня не была. У любого футболиста, наверное, есть особенный настрой на встречи со своими бывшими командами. Хотя в данной ситуации для нас каждый поединок дорог. Турнирное положение нас обязывало играть только на победу, особенно после поражения в Кривом Рогу. Перед игрой ребята пообещали мне, что помогут обыграть Ильичевец, и свое обещание они выполнили. Это футбол – кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, но считаю, что мы достойно выступили против мариупольцев, взяв три очка в тяжелой игре.

— Наверное, тебе было приятно, когда болельщики Ильичевца вывесили баннер в твою поддержку?

— Конечно, приятно. Радует, что болельщики меня помнят. Я всегда говорил, и буду говорить, что в футбол мы играем, прежде всего, для зрителей. А когда я вышел на поле и увидел этот баннер, то мне было вдвойне приятно. Сразу же возник дополнительный стимул, ведь обмануть можно кого угодно, но не болельщика. После игры я тепло пообщался с фанами из Мариуполя, поблагодарил их за то, что они меня помнят. У нас с ними взаимная любовь.

— Обида на руководство Ильичевца еще осталась после твоего ухода из Мариуполя?

— Зла на работников мариупольского клуба уже не держу. Я благодарен руководству ФК Заря, что меня пригласили в Луганск. Мне уже не 20 лет, поэтому ситуация тогда была неопределенной: чем заниматься дальше, что делать, но тут буквально в течение двух дней поступило предложение от Зари. Да и в команде меня приняли очень хорошо, многих ребят знал раньше.

— А когда начались проблемы нефутбольного характера, сожалений, что оказался в Луганске, не возникло?

— Ни в коем разе. Для меня самый важный фактор – это игра в футбол. Мне как в 17 лет хотелось играть, так хочется и сейчас.

— Игорь, бытует мнение, что вратарь – это как хорошее вино, который с возрастом становится все лучше. Ты согласен с этим утверждением?

— Абсолютно согласен, ведь вратарь, зная по своему опыту, начинается только с 25 – 27 лет. В раннем возрасте превалируют эмоции, а вратарь – это, прежде всего, стабильность. Именно от стабильности зависит уровень мастерства игрока.

— А что является для тебя сейчас самым важным и главным, учитывая твой солидный по меркам футбола возраст? Хватает ли у тебя мотивации?

— Независимо от соперника я выхожу на каждый матч с повышенной мотивацией. А самым сложным является тот фактор, что если человек только начинает играть в футбол, ему многое прощается, а опытному игроку нет. Я подсознательно всегда это помню. Еще раз повторюсь, что для меня сейчас главное показывать стабильную игру и определенный высокий уровень. То есть, выходя на каждую игру, я должен доказывать болельщикам, тренерам, руководству клуба, что достоин места в основе. Выходя на матч, я всегда настраиваю себя, что на мои действия будут пристально смотреть и строго оценивать мою игру. Однако ошибки всегда бывают, футболисты – не роботы, они люди. Ошибаются даже великие, ведь невозможно провести весь сезон одинаково хорошо.

В рамках одного тура сыграл за две команды

— Игорь, у вратарей особая специфика, вот сейчас в команде вас четверо, а играет только один. На данный момент основной – ты, но и тебе, в свое время, приходилось сидеть на скамейке запасных. Не возникает ли по этому поводу какой-то зависти?

В этом плане у меня всегда были хорошие отношения с партнерами во всех командах, где я играл. Никогда трений именно с вратарями у меня не было. Всегда стоял тот, кто на данный момент был сильнее. Мне, например, приходя в Зарю никто не гарантировал места в основе. Вот и зимой на сборах придется доказывать, что я достоин места в воротах. А здоровая конкуренция никогда не мешает, она, наоборот, приводит к положительным результатам. Не только вратарь, но и защитник, полузащитник, нападающий должен иметь конкурента, чтобы тот подстегивал его на хорошие действия на поле.

— Учитывая возраст, ты для себя, случайно, не ставил планку, сколько еще сезонов сможешь отыграть на высшем уровне?

— Всегда, когда, ставишь какие-то планки, то эти планы никогда не сбываются. Надо играть и доказывать, что ты нужен футболу, а футбол нужен тебе. И когда я почувствую, что я больше не нужен, то тогда задумаюсь, чем заниматься дальше.

— А вообще из футбола после завершения карьеры игрока уходить не думаешь?

— Для меня футбол – это не работа, а жизнь. С малых лет я в футболе, поэтому с моим опытом надо ехать на учебу, делиться своим опытом с молодежью. Возможно, когда-то стану тренером вратарей. Я взрослый человек и понимаю, что конец карьеры не за горами, поэтому какие-то наметки у меня есть. Приложу все усилия, что остаться в футболе, а там уже, как бог даст, посмотрим, жизнь штука непредсказуемая.

— Игорь, с твоим юбилейным матчем в Премьер-лиге возникла некоторая неразбериха, ведь ты в телефонной беседе говорил, что получал подобные поздравления еще в момент выступлений за Ильичевец.

— Оказывается, что в Мариуполе меня поздравляли с трехсотым матчем за Ильичевец с учетом первой лиги, кубковых турниров, и всего остального (тогда партнеры по команде подарили Игорю сувенирную перчатку с цифрой 300 – Р.Е.). Лишь после твоего и подобных звонков из Одессы и Киева я убедился, что именно поединок с Таврией стал для меня трехсотым в высшей лиге. Спасибо всем, что поздравили. Мне приятно знать, что я добился такого результата.

— Кроме этого достижения у тебя есть еще одно, которое вряд ли удастся кому-то в ближайшее время повторить. Я имею в виду, что в первом чемпионате Украины вначале ты провел матч в составе одной команды, а уже на следующий день – в составе другой.

— Это давнишняя история. Первый чемпионат Украины я начал в составе винницкой Нивы, однако тогда была договоренность между СК Одесса и руководством винницкого клуба, что после матча Нивы в Николаеве я должен был вернуться в Одессу. Проиграв в Николаеве 1:2 я ночью на машине приехал в Одессу, а на следующий день вышел уже в форме СК Одесса на матч против Днепра, который мы сыграли вничью со счетом 1:1. Вот так получилось, что я в рамках одного тура сыграл за две разные команды. Я до сих пор хорошо помню этот момент.

— Не тяжело ли было тогда за столь короткий срок провести сразу два матча?

— Главным критерием для меня тогда, впрочем, как и сейчас, была игра. Какой-то большой усталости тогда не чувствовал, главное, что мои услуги были востребованными.

В Черноморце так и не заиграл

— Игорь, в начале своей карьеры ты часто разрывался между Одессой и Винницей. Почему ты так часто переходил из СК Одесса в винницкую Ниву и обратно?

— Тогда, в первых чемпионатах Украины, не было какой-то определенности. Так Нива, то вылетала в первую лигу, то вновь возвращалась в высшую, не было постоянства и в СК Одесса. Президент винницкой Нивы Юрий Федорович Гатауллин, зная, что я весь отдаюсь работе, меня частенько завал в свою команду. А СК Одесса – команда моего родного города.

— Ты сам одессит, однако, в главной команде города – Черноморце практически не играл. Не жалеешь об этом?

— В свое время Черноморец меня к себе звал, но тогда там были какие-то моменты, которые так и не позволили мне вернуться в главную команду Одессы. Мне в Одессе всегда хотелось играть, тем более в этом городе жила моя семья. Однако всегда существовала тенденция, когда местные воспитанники не играют в своих родных командах. Хотелось и что-то заработать на жизнь, но в то время это было сделать очень нелегко, поэтому я все время был в поиске. Да, достижений в киевском Динамо, Шахтере и сборной страны у меня нет, но на определенном уровне мне удалось добиться успеха.

— Игорь, перед твоими глазами произошло становление украинского футбола. Наверное, высшая лига в начале 90-х годов и Премьер-лига сейчас – это как две разные планеты?

— Безусловно. Переход от союзного чемпионата к независимому был болезненным. Поля, уровень футбола и организации в начале 90-х не выдерживали никакой критики. В первые два-три чемпионата колебания были страшные. А сейчас уровень футбола существенно поднялся, что видно и по сборной, и по выступлению украинских клубов в еврокубках, и по развитию инфраструктуры.

— Вернемся к началу твоей карьеры. После частых переездов по маршруту Одесса – Винница ты перешел в Уралмаш, часто ездил на просмотр в Израиль. Кстати, в каких израильских клубах ты пытался закрепиться?

— Ездил в команды из Беер-Шевы и Хайфы. В то время я был в поиске. Тогда там частенько обманывали с контрактами. Немало футболистов из Украины в те времена ездило в Израиль. Кто-то сумел там зацепиться, кто-то нет. Тогда было много неизвестных для нас нюансов в контрактах. Мне предложили играть, я согласился, но закрепиться там не получилось.

— Что ты можешь сказать об уровне того израильского чемпионата?

— Уровень был довольно-таки неплохим. В Израиль поехало много футболистов из бывшего Советского Союза, и за счет этих вливаний местный футбол значительно вырос. В середине 90-х израильский футбол заметно прибавил, тем более что это все было у меня на глазах, ведь я трижды ездил туда устраиваться играть.

— А с климатом в Израиле трудностей не было?

— К жаре привыкаешь. А у кого были хорошие контракты, то я думаю, что ребята не жалеют о том, что играли в Израиле. Многие остались там жить, сейчас работают тренерами.

— Точные даты своих израильских вояжей назвать можешь?

— Если не ошибаюсь, то первый раз поехал туда в сезоне-1994/95, а затем был Уралмаш, обратно Израиль, Уралмаш, вновь Израиль, Носта… В общем, точные даты назвать очень сложно, мотался туда-сюда часто.

— А что ты можешь сказать о российском этапе своей карьеры?

— В Россию ухал потому, что в украинском чемпионате царила полная неразбериха. Каждый тогда искал, где лучше. Кстати, в Носте я серьезно сломался на сборах, так и не проведя за эту команду ни одной официальной игры. Ахилл у меня полетел полностью, пришлось делать операцию, долго восстанавливаться. Когда набрал форму, то хотел вновь уехать в Израиль, но тут поступило предложение от мариупольского Металлурга. Для каждого футболиста важно найти свою команду, и необязательно, что это претендент на самые высокие места. И пока игрок найдет свою команду, он должен пройти определенный этап мучений, каких-то сложностей. Не так все просто в футболе. Когда футболист находит свою команду, то он там раскрывается, он становится нужным коллективу.

Мариуполь – второй дом

— И вот как раз твоей командой стал мариупольский Ильичевец…

— Это так. Всегда это говорил, и буду говорить, причем даже невзирая, что ушел из Мариуполя. Я благодарен Николаю Павлову, который, невзирая на то, что я долго не играл после травмы, поверил в меня. Он мне тогда сказал: Я знаю тебя, как вратаря. Ты мне нужен. Только хорошее могу сказать и об Иване Дмитриевиче Балане, который тренировал Ильичевец после Павлова. Эти люди поверили в меня и дали мне шанс. Мариуполь всегда останется для меня вторым домом. Ильичевцу я отдал двенадцать с лишним лет своей жизни. А то, что произошло потом – это футбол. Пришли новые тренеры со своими понятиями, своим видением…

— Однако в сезоне-2003/04 ты все-таки на время покинул Ильичевец. С чем это было связано?

— В Арсенал пригласил Вячеслав Грозный, которого я знаю еще по работе в Виннице. Я очень доволен тем, что уехал в Киев, тем более канониры тогда предложили хорошие условия. Там я поиграл полгода, но затем начались финансовые перипетии, а мне, тем временем, поступило приглашение из Таврии. Только пришел в Симферополь, как там также начались денежные проблемы. А уже зимой 2005 года меня вновь пригласили в Ильичевец.

— Не жалеешь, что дебют Ильичевца в еврокубках прошел без тебя?

— Когда мы все уходили из Мариуполя, команда была на грани развала, так что особых сожалений по этому поводу нет. Тогда могло все сложиться и хуже, ведь Ильичевец мог тогда вообще прекратить существование. А затем руководители сделали правильные выводы и пригласили хороших футболистов. После моего возвращения у нас была, на мой взгляд, самая сильная полузащита в Украине. Правда, этого запала хватило ненадолго…

— А почему так произошло? Вначале команда занимает четвертое-пятое места, а затем следует борьба за выживание и вылет в первую лигу.

— В Украине таких примеров немало: Металлист, Ворскла, Таврия… Люди год выстреливают и проводят сезона на сумасшедшем уровне, а затем не могут прийти в себя.

— Это, наверное, болезнь всех малых команд?

— Да. Есть определенный уровень у Динамо и Шахтера – эти две команды стоят другим эшелоном. А если клубы только начинают свое восхождение вверх, то на следующий год команду можно списывать со счетов в борьбе за высокие места. Если бы эти коллективы из года в год играли в еврокубках, то, возможно, таких перепадов не было.

— Игорь, ты, кстати, всегда был вратарем, в юношеском футболе тебя на других позициях, случайно, не пробовали?

— В детстве играл в нападении, забивал немало голов, но меня всегда тянуло в ворота. У нас в Одессе была команда Локомотив, в которой я и делал свои первые шаги в качестве вратаря. А буквально через год меня забрали в СДЮШОР Черноморец, откуда через года полтора-два Семен Иосифович Альтман меня подтянул в дубль Черноморца. И, по большому счету, именно Альтман сделал из меня вратаря. Вот так 15-летним мальчишкой я выступал в чемпионате СССР среди дублеров. Я никогда не забуду слов Альтмана, который, когда мне исполнилось лет семнадцать, сказал: Вот, наконец-то мы из табуретки сделали вратаря.

— Сейчас не тянет поиграть впереди, или, скажем, пробить пенальти?

— Когда играем в дыр-дыр, то я постоянно бегаю в поле. Мы частенько устраиваем с ребятами зарубы, а я проигрывать не люблю.

— Не тяжело играть наряду с ребятами, которые годятся тебе в сыновья? Нет ли дискомфорта по этому поводу?

— Этой разницы на поле не чувствуется, ведь тот же 20-летний мальчик может быть по развитию и уровню, как любой другой футболист, и ты относишься к нему, как к партнеру. Этот молодой игрок – твой товарищ по команде, который помогает зарабатывать клубу очки, а тебе деньги.

— Игорь, кто, на твой взгляд, сейчас сильнейший вратарь в Украине?

— Я говорил и год, и два назад, что лучшим сейчас является Андрей Пятов. У Пятова есть и уровень и стабильность. Да, ошибки бывают, но у кого их нет. У Шахтера долгое время каждый год менялись вратари, а пришел Пятов, и вот уже третий сезон стоит в воротах – значит, ему доверяют, и, в принципе, правильно делают.

Футбольное обозрение




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн