Главная > Новости > Вадим ДОБИЖА: «Когда было плохо, звали меня»

Вадим ДОБИЖА: «Когда было плохо, звали меня»

4 марта 2011

На днях тренеру-рекордсмену луганской «Зари» по количеству игр у руля команды исполнилось 70 лет. Корреспондент «ФО» дозвонился Вадиму Дмитриевичу в Эстонию, где он работает с 2006 года, и пообщался с юбиляром о прошлом, настоящем и будущем.

«Закончил с большим футболом, фактически не начиная»

– Вадим Дмитриевич, примите наши поздравления с юбилеем. Как отпраздновали круглую дату?
– Посидели в Силламяэ в тесном кругу коллег, многие из которых стали уже добрыми приятелями. В малом зале спортцентра в честь моего юбилея организовали турнир с участием 10 команд из разных городов. Победила Нарва, второе и третье места заняли местные коллективы. Призеры получили медали и ценные подарки. Борьба, кстати, получилась нешуточная – бились отважно, мне понравилось. Весь день звонили, поздравляли родные, друзья, знакомые из Украины. В основном, конечно, это люди футбольные. Но оно и понятно, ведь футбол для меня не просто игра. Практически вся моя жизнь связана с ним.

– Многие знают Вадима Добижу как замечательного тренера, среди воспитанников которого немало известных игроков. А сами вы своего первого футбольного учителя помните?
– Помню прекрасно. Это легенда луганского футбола Петр Кузьмич Буянов. К сожалению, в конце января он умер в возрасте 92 лет в Израиле, где жил в последнее время. У Петра Кузьмича я и начинал заниматься футболом в школе «Трудовых резервов» в Луганске. В принципе, Буянов работал в паре с Александром Ильиновым, поэтому, можно сказать, у меня было два первых тренера. Впоследствии этот дуэт воспитал целую плеяду талантливых футболистов, в том числе таких мастеров, как Анатолий Шульженко, Александр Журавлев, Анатолий Куксов…

– В каком возрасте вы занялись футболом?
– В школу «Трудовых резервов» я попал в 9 лет. А до этого года два гонял мяч на поляне рядом с домом. Мне повезло, что около второй больницы у нас в Луганске жил известный в прошлом нападающий Георгий Макарашвили. В первые послевоенные годы он был капитаном луганского «Динамо», а затем играл за заводскую команду и заодно прививал любовь к футболу нам, мальчишкам. В какой-то момент Макарашвили посоветовал Буянову обратить внимание на ребят, и тот взял несколько человек к себе в ДЮСШ. Среди них был и я. Занимались мы, как сейчас помню, в тяжелейших условиях. Зимой нам выделяли маленький зал, тренировки начинались в десять вечера и заканчивались в половине двенадцатого. Но мы никогда не роптали. Чуть позже нам предоставили заводской зал побольше, размерами почти с футбольное поле, в пятидесятые годы там тренировался легендарный советский легкоатлет Валерий Брумель. А в 16 лет меня и Алика Пилипенко, который затем стал первым тренером Александра Заварова, забрали в команду мастеров «Трудовые резервы». Команду как раз возглавил приехавший из Москвы заслуженный мастер спорта Алексей Алексеевич Водягин, бывший полузащитник знаменитого ЦДКА.

– В какой лиге выступали тогда «Трудовые резервы»?
– В классе «Б». Помогал Водягину питерец Николай Павлович Смирнов, однофамилец и полный тезка защитника-луганчанина. Меня сразу устроили в строительный техникум. Водягин – молодец, заставлял учиться. Правда, во взрослой команде «Трудовых резервов» я пробыл недолго. В 1960 году во время сбора в Орджоникидзе меня заметили тренеры запорожского «Строителя», в то время самой сильной в Украине команды КФК. У нас, в Луганске, тогда нападающих хватало, на моей позиции правого форварда играли Дмитрий Костенко и Анатолий Родин. А в Запорожье с игроками этого амплуа были проблемы. И наставник «Строителя» Владимир Олейник попросил наших тренеров отпустить меня к себе. Буянов сказал: «Езжай туда, если что, заиграешь – вернем назад». И я поехал в Запорожье вместе с защитником Ваней Лесниковым.

– Однако в «Строителе» вы надолго не задержались…
– И года там не провел. В марте 1961 года со сборов в Ялте возвращалась команда «Динамо» (Ленинград). Она тогда остановилась в Запорожье и попросила сыграть 2 матча со «Строителем». И так получилось, что блеснул я в тех матчах. В первом из них, играя против известного защитника Леонида Шульдешова, забил 2 мяча. А после второй встречи Василий Лотков, старший тренер «Динамо» (Ленинград), пригласил меня в команду официально. Нужно отдать должное питерцам, не обманули: все, что обещали, выполнили. Сказали: «Институт гарантируем, жильем обеспечим», – так и сделали. Я условие выдвинул: «Поеду только со своим земляком Ваней Лесниковым». Говорят: «Забирай его, приезжай». Сезон 1961 года начали не с первенства, а с Кубка СССР. Первая игра в Калиниграде – и разрыв приводящих мышц. Это страшное дело. Боль была такая, что только под морфием меня назад в Ленинград везли. Вот и получается, что закончил я с большим футболом, фактически не начиная.

– И что затем? Решили сосредоточиться на получении высшего образования?
– С полгода я лечился. Потом какое-то время совмещал учебу в институте Лесгафта, куда поступил на отделение «Футбол-хоккей», с игрой. Все-таки не мог я с ней так быстро расстаться! Играл в первенстве Ленинграда за «Адмиралтеец», который вылетел из высшей союзной лиги, потом за «Мясокомбинат». Хороший уровень был, такой, как у нас в Украине первая лига. Приличные условия, хорошие команды. Все-таки Питер есть Питер. Москва, Ленинград всегда стояли особняком. Потом забрали меня в команду СКА (Ленинград), выступавшую в классе «Б». Но травма все равно давала о себе знать. Состояние было такое, что трудно описать. Вот играю, играю, потом как прострел – и падаю автоматом. Пока приседания не сделаю – никаких движений. Поприседал – опять побежал. Но это было уже не то. Поэтому я переключился на учебу. Закончил институт Лесгафта с отличием и должен был ехать по направлению в Липецк старшим тренером в класс «Б». Но я попросил завкафедрой Николая Люкшинова и Германа Зонина, который преподавал у меня в институте и как раз уезжал работать в Луганск, «перекрутить» направление и отправить меня в родной город. Герман Семенович говорит: «Нет вопросов, постараемся сделать». Сделали, и в 1968 году я появился в Луганске.

«Второй человек после Яшина»

– Вернулись, значит, спустя восемь лет домой…
– Именно так. Тогда с Германом Зониным в Луганск приехал еще Борис Фомичев, которого назначили старшим тренером специализированной школы «Зари». И Фомичев попросил Зонина: «Дайте нам Вадима, он с высшим образованием, пусть немного поможет, поработает с документацией». Я поработал немножко, год, по-моему, после чего первый руководитель области Владимир Васильевич Шевченко направил меня в команду мастеров в Кадиевку (сейчас Стаханов). Шел 1971 год. В Кадиевку приехали Олег Базилевич, Анатолий Крощенко. Где-то месяцев шесть трудился с ними в одной упряжке. А затем обезглавилась команда «Химик» (Северодонецк), где до этого работал известный специалист Иосиф Лившиц. И мне говорят: «Вадим, тут, в Кадиевке, сильные тренеры, а там – никого. Давай езжай, поднимай футбол в Северодонецке». И я поехал. Мы удачно выступили, заняли второе место в своей группе. Как раз в это время по всей Украине открывались четыре спортинтерната: в Киеве, Харькове, Львове и Ворошиловграде. Ко мне приехал директор ворошиловградского училища Эльбрус Георгиевич Цахоев и говорит: «Вадим, ты единственный с высшим образованием, никто не обидит». В сентябре 1971 года я оставил Северодонецк и пошел работать в спортинтернат.

– Высшей школы тренеров тогда еще не было?
– Нет. Позже, когда работал в «Заре», нас направляли на курсы в Москву, а затем я и в Киеве их заканчивал. Дипломы у меня сохранились. В Москве преподавали нам, в основном, ведущие тренеры страны. Я вам скажу, тогда интересно и серьезно все было. В Киеве, перед отъездом в Эстонию, тоже подтверждал квалификацию. Кстати, экзамены принимал Олег Базилевич, вместе с которым в свое время довелось поработать.

– Вернемся к спортинтернату. С чего началась ваша работа, какие условия были?
– А ничего там не было, кроме маленького земляного поля размером 60х80 и большого энтузиазма ребят. 220 учеников тренировались под началом шести специалистов. Вместе со мной тренерами были Вячеслав Першин, Юрий Ращупкин, Евгений Зарубеев, Валерий Фесенко и молодой Валерий Шиханович. В течение шести или семи лет я там сделал четыре поля. Говорю «я», потому что выступал застрельщиком, организатором. Организовывал своими руками и умом. Друзья, конечно, помогали. Выкорчевали сад, сделали два зеленых поля и одно гаревое поле, а также опилочные ямы для вратарей. Я все время соревновался с Ростовом. Все-таки соседи, и интернат у них тоже был сильный… Если говорить о моих воспитанниках, мне действительно приятно, что на высоком уровне заиграли такие ребята, как Сергей Андреев, Александр Андрющенко, Александр Сорокалет, Владимир Кобзарев, Александр Бережной, Сергей Пучков, Александр Малышенко, Сергей Горковенко, Юрий Колесников, Валентин Елинскас, Сергей Погодин, Сергей Юран, Тимерлан Гусейнов, Сергей Семак, Артем Безродный и многие другие. Семаку, правда, в некоторых изданиях уже «нашли» другого тренера. Но на самом деле именно я отыскал парня в глухой деревне с тремя домами и привез в Луганский спортинтернат, где он и делал свои первые шаги в футболе.

– За что вам, воспитавшему целую россыпь первоклассных футболистов, присвоили звание заслуженного тренера Украины, понятно. Но кавалером ордена Трудового Красного Знамени до вас в советском футболе был, если не ошибаюсь, только легендарный Лев Яшин… За что дали эту награду?
– Честно признаться, даже не спрашивал. Но, я так думаю, тоже за подготовку резерва. Все-таки наш спортинтернат очень много игроков давал в различные сборные. В один год «сборников» было сразу пятеро. О том, что меня в 1978 году наградили орденом, узнал в Самарканде, где мы были на соревнованиях. Помню, Никита Павлович Симонян мне говорит: «Накрывай стол». Я ему: «Не понял». Он: «Накрывай, потом скажу». Пришлось сделать. Вот тогда Симонян и сообщил: «Ты второй человек после Яшина, кому дали орден Трудового Красного Знамени».

– Кстати, со Львом Яшиным вы ведь еще и вместе трудились в юношеской сборной СССР…
– Было дело… На протяжении лет восьми-десяти я работал с известными украинскими тренерами: Евгением Котельниковым, Дмитрием Резником, Виктором Бельковым. Помогал им тренировать сборную Украины. Вместе с Александром Чубаровым, нынешним администратором киевского «Динамо», мы выиграли в Белгороде Кубок «Юность» (в финале – у Армении), брали Кубок «Надежда», с Виктором Жилиным взяли «серебро» всесоюзных молодежных игр в Ташкенте. Успехи не остались незамеченными. Лев Николаевич Радин, отвечавший за сборные Союза, взял меня к себе помогать в работе с группой 1968 года рождения. Играли в ней и мои воспитанники Тимерлан Гусейнов, Сергей Погодин. А Лев Иванович Яшин был куратором сборной и помогал нам во всех вопросах. У нас была сильная команда, но после одного из турниров, в Праге, случился конфуз. Один из наших игроков, защитник из Краснодара, проворовался в универмаге. Парню светило два года тюрьмы, с большим трудом удалось вытащить его из полиции. Разумеется, хотели сохранить эту историю в тайне. Но все равно кто-то выдал. А обязанности начальника управления футбола тогда исполнял жесткий человек по фамилии Рогов. Когда он узнал об инциденте в Чехословакии, сразу же дал команду расформировать тренерский штаб сборной.

– «Зарю» вы впервые возглавили в 1980 году…
– Да, команда тогда вылетела из высшей лиги, и меня попросили помочь. Календарь на старте был сложный: мы принимали дома «Уралмаш», затем «Крылья Советов». Куйбышевцы перед этим как раз вместе с «Зарей» понизились в классе. Наша команда эти два матча выиграла, благодаря чему и я немного укрепил свой авторитет. Но все равно после вылета пришлось нелегко. Мы заняли десятое место, на следующий год – пятнадцатое. После этого я вернулся работать в спортинтернат. Но в 1984 году «Заря», которая на словах стремилась в высшую лигу, вылетела во вторую. В первый сезон вернуться в первый дивизион не получилось – только 13 место. А когда было плохо, звали меня. Так случилось и в 1986 году, когда я снова возглавил главный футбольный коллектив области. Благодаря воспитанникам нашего спортинтерната и СДЮШОР «Заря» мы выиграли свою зону, а затем и переходный турнир за право выступать в первой лиге. Нашу команду называли «Летучий голландец».

– В последний раз вы возглавляли «Зарю» в сезоне-2001/02, после чего уехали в Россию. Как вам там работалось?
– Прямо скажем, по-разному. Сначала возглавлял команду «Волга» (Тверь), которая в свое время была финалистом Кубка СССР. Перед тем как принять команду, побеседовал с мэром города. Хороший чиновник, беспокоился о спорте. Он меня сразу спросил: «С чего нужно начинать, Вадим Дмитриевич?» Я говорю: «С забора на стадионе. У вас знаменитый футбольный город, хорошая школа, а забор в таком упадке…» На том и сошлись: сначала забор, затем – футбольное поле. Очень жалею, что вскоре уехал оттуда. Первый раз в жизни меня соблазнили лучшими финансовыми условиями. Пообещали мне их в Обнинске. Но я там пробыл только подготовительный период. Президент клуба говорил одно, делал другое, но самое главное, именно он оказался первым нарушителем режима. Однако после Обнинска я не долго сидел без работы. Мой хороший друг, зампредседателя спорткомитета Москвы Вячеслав Чернозуб, пригласил в новую команду «Торпедо-РГ». Условия очень хорошие по тем временам были, руководители клуба хотели возродить торпедовские традиции. Но у меня, если честно, в определенный момент возник конфликт с президентом. Его сын выступал в нашей команде, однако по игровым качествам не проходил в «основу». Я его не ставил, а отца это обижало. В общем, в ходе откровенного разговора сказал боссу, что работать так не могу. И ушел. После меня там еще четыре или пять тренеров поменялось, а затем команда прекратила свое существование.

«Украинцам стоило бы поучиться у эстонцев»

– Последние пять лет вы в Силламяэ. Есть чувство, что работаете за границей?
– Если честно, нет. В Эстонии хорошо, спокойно. Нет такого, как у нас в Украине, где в футболе крутится большое количество околофутбольных людей. Не знаю, как некоторые управляют командами. Я считаю, тренер должен быть и педагогом приличным, и эрудированным человеком, и хорошо знать футбол, и особенно – психологию спортсмена. А если люди раньше сами регулярно нарушали, а потом становятся воспитателями, до меня это не доходит, честно…

– Вы ведь не сразу согласились возглавить «Калев». Почему сомневались?
– Потому что изначально разговор велся о команде мастеров. Я приехал зимой и спрашиваю: «А где люди?» Мне говорят: «В отпуске». Президент клуба Александр Стародубцев – золотой человек, молодец, переживает, но он боялся, что откажусь сразу. И был прав: если бы я знал, как в действительности обстоят дела, не поехал бы! Тем более что у меня были предложения от других клубов. По приезду сюда поговорил с президентом Футбольного союза Эстонии Айваром Похлаком, он сказал: «Ворота открыты, пожалуйста, твори, что хочешь, работай». Уехал, приезжаю позже – футболистов снова нет! Я в недоумении: отпуск вроде уже должен был закончиться… Оказалось, половина команды работает, а в свободное время играет в футбол. Договорились с президентом, что постепенно нужно выходить на профессиональный уровень. Для многих стали откровением двухразовые тренировки. За один сезон «Калев» вышел из второй лиги в первую, еще через год команда добыла путевку в высшую лигу, и в ней в дебютном чемпионате также выступила неплохо: шла шестой, но один клуб снялся, и мы заняли пятое место. А когда директором порта Силламяэ стал Виталий Иванов, большой любитель футбола, «Калев» получил дополнительные финансовые вливания, перед клубом были поставлены более высокие задачи.

– Под вашим руководством «Калев» впервые в своей истории пробился в еврокубки, после чего в команде вдруг сменился главный тренер. Где логика?
– Дело в том, что спонсоры клуба – из Питера, и они захотели видеть у руля команды своего земляка. Мне же, учитывая мой опыт и умение работать с молодежью, было предложено возглавить дублирующий состав. Не скажу, что сразу, но все-таки согласился. Президент клуба не хотел, чтобы я уходил. А я, в свою очередь, не захотел его огорчать. В прошлом чемпионате «Калев-2» одержал 21 победу в 22 матчах и новый сезон начнет уже во второй лиге. Пять человек из «дубля» сейчас проходят предсезонку с главной командой. Кроме того, я выступил инициатором создания в Силламяэ футбольной академии. По сути, это специализированный класс, в котором обучаются юноши 1993-1994 годов рождения. Сейчас в нем 15 человек: семь из Питера, восемь из Силламяэ. Я занимаюсь с ребятами с сентября. А в декабре команда академии добилась своего первого успеха: на таллиннском турнире «Аасталыпу» стала победителем в молодежном классе «А», выиграв все 5 матчей. Но понятно, что основная наша задача – готовить футболистов для первой команды.

– Если взять инфраструктуру, насколько «Калев» отстает от тех же «Флоры» и «Левадии»?
– Не намного. В 2010 году по финансам мы занимали третье место в эстонской лиге. В нынешнем, думаю, придется посложнее. Все-таки в прошлом сезоне много денег потратили, а эффекта не получили.

– «Калев» стремится к высоким местам в чемпионате Эстонии, но при этом «сборников» в клубе почти нет. Из нынешнего состава только защитник Кеннет Ядал в последнее время привлекался в «молодежку»…
– Когда еще я стоял у руля «Калева», «сборники» у нас были. Сейчас основная проблема – паспорт, отсутствие эстонского гражданства. В новом сезоне решено сделать ставку на местных воспитанников. Будут, конечно, и легионеры, но наверняка не так много, как в прошлом сезоне. Например, литовцы Вейкутис и Василяускас, которые играли в «Таврии» при Михаиле Фоменко, команду уже покинули.

– На ваш взгляд, эстонский футбол прогрессирует?
– Однозначно, да. Футбол здесь становится массовым видом спорта. В некоторых аспектах украинцам даже стоило бы поучиться у эстонцев. Все более востребованными эстонские футболисты становятся за границей, где их играет уже около шестидесяти. Это о чем-то говорит. Уровень внутреннего чемпионата тоже подтянулся. Раньше было так: «Левадия» оторвалась на 50 очков и задолго до финиша гарантировала себе «золото». А в минувшем первенстве до последнего тура не знали, кто вылетит. И вверху бьется уже не две команды, а как минимум 5.

«Я немного похож на Фергюсона»

– В советские времена из-за наличия в Силламяэ завода по переработке ядерных отходов город был закрытым и в документах проходил под кодовым названием Нарва-10. Что он представляет из себя сейчас?
– Это спокойный, симпатичный городок на берегу моря. Порт расширяется и вскоре, думаю, станет одним из лучших в Эстонии. Население Силламяэ около 15 тысяч жителей. В нашем клубе числится 159 человек, то есть, по сути, 1% населения города занимается футболом.

– Что скажете об интересе силламяэских любителей футбола к играм с участием «Калева»?
– Болельщиков немного – если на стадионе собирается человек 500-600, это праздник великий. Но они активные, хорошо поддерживают команду.

– Освещения на стадионе нет?
– Нет, играем в светлое время суток. Поле зеленое, рядом искусственное последнего поколения, малый и большой залы, легкоатлетический манеж, зал ОФП, бассейн – все в одном ядре. Никуда ходить не надо, все рядом.

– Как обустроен ваш быт в Эстонии?
– Мэрия Силламяэ сразу же выделила мне однокомнатную квартиру с евроремонтом. Вот уже пять лет живу здесь. Жена и взрослый сын остались в Луганске, не захотели переезжать. Супруга, как и я, трудоголик и продолжает работать даже на пенсии. Вот уже 42 года она трудится на одном месте!

– У вас с «Калевом» контракт с фиксированной датой окончания?
– Да. Я каждые два года подписываю трудовой договор. Нынешний действует до конца 2012 года.

– Дома, в Луганске, когда последний раз были?
– В ноябре прошлого года. Первый раз отдохнул целый месяц, а не 7-10 дней, как было до этого. Как обычно, по приезду заглянул в гости к председателю областной федерации футбола, наведался в школу «Зари», побывал на матче луганской команды с донецким «Шахтером»…

– А вообще, за чемпионатом Украины удается следить?
– Обязательно. Как я уже сказал, поединок «Заря» – «Шахтер» смотрел с трибуны стадиона. За остальными играми слежу благодаря телевидению и Интернету. Несмотря на то что работаю за границей, я в курсе всех основных событий, которые происходят в Украине (смеется).

– Работа кого из современных тренеров вам импонирует?
– Мне нравятся два тренера из английского чемпионата. Прежде всего, это Алекс Фергюсон из «Манчестер Юнайтед». Он несгибаемый, работяга. Где-то в профиль я даже немного похож на него (смеется). Еще подкупает наставник лондонского «Арсенала» Арсен Венгер. Притягивает он как-то к себе!

– А в не такой уж чужой для вас Эстонии есть перспективные специалисты?
– Сейчас многие тренеры набирают вистов. С «Флорой» начал работать бывший игрок сборной Эстонии Мартин Рейм. Под его руководством столичная команда впервые с 2003 года стала чемпионом страны. Талантливый наставник работает в «Таммеке» из Тарту, Марко Кристал. Отметил бы также Виктора Метса из «Пайде».

– В завершение нашей беседы хотелось бы задать вопрос о том, что вы считаете своим самым главным футбольным достижением.
– Наиболее памятная для меня победа – выигрыш «Зарей» первенства СССР среди команд второй лиги в 1986 году. Жаль, что после того успеха нашу молодежь быстро разобрали… Это была команда-мечта: скорости, спортивная злость, отбор… Мы показывали действительно классный футбол.

Символическая сборная воспитанников Вадима Добижи (версия юбиляра):


Вадим Дмитриевич ДОБИЖА
Родился 26 февраля 1941 года в пгт Сарабуз
(нынешнее название – Гвардейское) под Симферополем

Заслуженный тренер Украины (1979).
Воспитанник луганской школы «Трудовые резервы».

Играл в командах мастеров: «Динамо» (Ленинград), СКА (Ленинград).
Тренировал команды: «Шахтер» (Кадиевка), «Химик» (Северодонецк), «Заря» (Ворошиловград/Луганск), «Волга» (Тверь, Россия), «Торпедо-РГ» (Москва, Россия), «Калев» (Силламяэ, Эстония). В настоящее время возглавляет «Калев-2» и молодежную академию эстонского клуба.

Под его руководством «Заря» провела 242 матча, в которых одержала 109 побед, 51 встречу завершила вничью и 82 проиграла, забив 340 и пропустив 287 мячей.
В середине 80-х тренировал юношескую сборную СССР.
Работал старшим тренером отделения футбола Луганского высшего училища физической культуры.
Награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Николай Брынза, «Футбольное обозрение»




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн