Главная > Новости > Желько Любенович: «Если предложат продлить контракт, я, конечно, останусь» (часть 2)

Желько Любенович: «Если предложат продлить контракт, я, конечно, останусь» (часть 2)

10 декабря 2013

ЛюбеновичСербский полузащитник Зари в эксклюзивном интервью Football.ua детально рассказал о семи годах украинского этапа своей карьеры.

— Семен Альтман рассказывал, что после прихода в Таврию к нему сразу же подошли лидеры команды, и сказали, что руководство должно им денег. Мол, проблемы начались с первых же дней его пребывания в Симферополе.
— Я бы не акцентировал на этом внимание. Потому что если задержки и были изредка, то ничего страшного в этом нет. Невозможно, чтобы все всегда было хорошо и вовремя. Может, это Альтман просто привык, чтоб все платили своевременно?

— Простите, а когда вы пришли к мысли, что всегда вовремя получать зарплату – невозможно? Это опыт, привезенный из Сербии, или украинские реалии?
— Дело в том, что и в Кривбассе, и в Таврии всегда все было нормально с этим делом. Просто когда изредка были задержки, то футболисты с пониманием к этому относились. К тому же в Таврии Сергей Куницын всегда общался с нами, приходил на тренировки, матчи, всегда был рядом с командой. Так что если случались задержки, Куницын всегда говорил нам, что все будет хорошо, просто нужно немного подождать. И он свое слово сдерживал. Никаких долгов перед футболистами там не было. Даже когда я уходил с клуба, со мной полностью рассчитались.

— Помните, когда Семен Альтман первый раз заговорил о звездах, влиянии планет на цикличность в жизни футболистов, и так далее?
— Когда он пришел в команду, я слышал о том, что он обращает на это внимание. Но за время, которое мы работали вместе, он ни разу не говорил об этом в голос. Может, сам там смотрел на свои звезды, но нам ничего не говорил.

— Вас в целом удивляет такой подход к работе?
— Еще бы! Я раньше такого не слышал и не видел! Но, повторюсь, нам он как-то о звездах не распространялся.

— Во время знакомства с Альтманом были причины думать, что он очень скоро скажет, что не рассчитывает на вас, и заставит покинуть Таврию?
— Нет! Все складывалось наилучшим образом. Я регулярно выходил на поле с первых минут, а он был доволен моей игрой. Единственное – я перестал забивать, потому что он перешел на схему 4-4-2, в которой я играл на месте опорного полузащитника. Но я играл хорошо, и даже сам был доволен своими действиями.

— Таврия тогда рассталась с целой группой футболистов, которая олицетворяла Таврию на протяжении многих лет: Любенович, Идахор, Галюза, Корнев, Слободан Маркович. Вы понимали, почему так происходит?
— Я вообще не понимал ситуацию. У меня тогда была только одна мысль: неужели это и вправду происходит? Как можно так некрасиво поступать с футболистами? Я впервые в жизни столкнулся с таким отношением к игрокам. Да, среди нас были люди, у которых заканчивались контракты с Таврией, и когда клуб не хочет их продлевать, я это могу понять. Но были и такие футболисты, как, например, я, у которых было еще полтора года контракта с клубом. Никому не желаю, чтобы с ними так обходились.

— Как вы считаете, решение выкинуть вас из команды было лично Альтмана, который считал вас слабым футболистом?
— Дело же еще вот в чем: он сказал, что я не нужен ему за два дня до закрытия трансферного окна! Я видел, что на сборах он не наигрывал меня в составе. Но отнесся к этому с пониманием, и продолжал работать, доказывая свое право играть. И услышать за 48 часов до закрытия трансферного окна, что мне нужно искать новый клуб, я не был готов. А чье это было решение… Там в клубе работал такой человек…

— Дмитрий Селюк?
— Ну, с ним я разговаривал позже… Как же его фамилия… Вспомнил: Сирота!

— Ага, Святослав Сирота, помощник Селюка.
— Да-да. Так вот он был на сборах в Турции вместе с Альтманом, и именно он сказал, что Альтман не хочет, чтобы я играл в его команде, и чтобы я уходил. Я сказал: «Как такое может быть за 2 дня до закрытия трансферного окна? Я никуда не ухожу, остаюсь в Таврии, потому, что у меня еще полтора года контракта». После этого мне уже позвонил Селюк, и сказал, что лучший для меня вариант – если я уйду из команды, иначе буду тренироваться с дублем или вообще отдельно с тренером по физподготовке, а основного состава мне не видать.

— И вы решили все-таки уйти?
— Нет. Но просто на следующий день у меня появилось предложение от Леонида Буряка из Александрии. Я пообщался с ним, и понял, что этот тренер профессионально подходит к работе. Руководство Таврии разрешило мне поехать в Киев, где я встретился с президентом Александрии, Лавренко. Мы быстро обо всем договорились, и я расторг контракт с Таврией.

— И Таврия дала вам зарплату за полтора года контракта, которые оставались?
— Нет. Я ничего ведь и не требовал. Я был шокирован таким отношением к себе и просто молча ушел.

— Кстати о Дмитрии Селюке: на место вышеперечисленных футболистов Таврия подписала клиентов именно этого футбольного функционера.
— Да, думаю, Альтман, Сирота, Селюк все это вместе и решали – кого погнать, кого пригласить. Но я никогда не виделся с Селюком, так что ничего плохого сказать о нем не могу – мы только один раз разговаривали по телефону, и он мне объяснил, что лучше покинуть Таврию. Единственный человек, которого я не понимаю – тренер Альтман. Дело ведь в том, что я при нем действительно хорошо и стабильно играл!

— Болельщики, помнится, очень болезненно реагировали на эти изменения в составе.
— Конечно. Как мне кажется, особый шум поднялся, когда выгнали меня. Болельщики были злые, потому что любили нас, как футболистов их команды.

— Наверное, вашу обиду сложно было описать словами?
— Сложно, потому что я всегда думал, что закончу свою футбольную карьеру в Таврии, меня там все устраивало, я любил и клуб, и болельщиков, и город, и Крым. Обидно останется до конца жизни. Но, слава Богу, после Таврии у меня все получалось хорошо и получается сейчас. Так что не жалею, что принял при тех условиях решение покинуть клуб.

— Сейчас Таврия находится в развалинах, а ее руководители расхлебывают все, что творилось в клубе в последние годы. Лично вы кого считаете тем самым человеком, из-за которого у Таврии столько проблем?
— Думаю, всему виной – футболисты, которые заменили нас в Таврии. Не могу назвать их плохими игроками, но они были хуже нас. Думаю, из этого все и началось.
После окончания карьеры попробую найти работу в Украине

— Признаюсь, когда вы переходили в Александрию, я подумал, что это шаг назад в вашей карьере и ваш последний клуб в Украине. Вы сами-то так не считали?
— Я согласен с тем, что со стороны все так и выглядело. Но я верил в себя, и был уверен, что играми за Александрию докажу себе и всем, что моя футбольная жизнь не закончится в Александрии. Там я подписал контракт на 3 месяца, но в случае, если бы команда сохранила место в Премьер-лиге, я мог пролить соглашение еще на два года. Меня там все устраивало и, слава Богу, что там был такой тренер, как Леонид Буряк – он мне во многом помогал там. Да и Купцов, который возглавил команду после него, тоже очень хорошо ко мне относился. Я считаю, что доказал свой высокий уровень в этой команде. Подтверждает мои слова то, что, несмотря на вылет команды из Премьер-лиги, я смог себе найти новый клуб.

— Жалеете сейчас, что Александрия тогда вылетела? Если бы ПФК сохранил место в ПЛ, вы остались бы там?
— Знаете, почему жалею? Потому что там очень хорошие люди. В первую очередь, имею в виду президента клуба. Он как никто делал все возможное, чтобы команда осталась в элитном дивизионе. Жаль, потому что там я прожил там кусочек своей жизни, и вспоминаю его с теплыми чувствами. С другой стороны, хорошо, что моя карьера не закончилась тогда там.

— В Заре у вас такая себя компания бывших таврийцев: Идахор, Галюза, Постранский, Ференчак, да и балканцев хватает. Легко было адаптироваться?
— А адаптации как таковой даже и не было.

— Что вы думаете о ситуации с Галюзой? Баннеры болельщиков «Заре нужен Галюза» видела вся страна.
— Ничего особенного там не происходит. У Ильи зимой заканчивается контракт с Зарей, и клуб не хочет подписывать новое соглашение с ним. Заря делает акцент на более молодых футболистов.

— Юрий Вернидуб считает, что Заря в первую очередь должна стать твердым середняком чемпионата, и уже потом сможет замахиваться на большее. Этот сезон может стать решающим в достижении этой цели? Ведь уже смело можно говорить о том, что вылет команде не грозит.
— Во-первых, я согласен с тренером. Во-вторых, мне кажется, что Заря уже стала середняком. Мы сейчас даже немного выше находимся в турнирной таблице, чем в прошлом году. Думаю, делать все постепенно, шаг за шагом – это правильный путь. Да и в прошлом году мы добились неплохого результата, ведь раньше Заря всегда финишировала ниже первой десятки. Думаю, в следующем сезоне вполне реально будет побороться за зону еврокубков, при условии, что состав останется стабильным.

— Ваш контракт с Зарей заканчивается следующим летом. Что дальше?
— Пока я футболист Зари, и не думаю об этом. Главное сейчас – здоровье, чтобы моя игра устраивала клуб. А потом – если предложат продлить контракт, я, конечно, останусь.

— Как-то вы признались, что готовы принять украинское гражданство и играть за сборную Украины, но потом отказались от этой идеи. Почему?
— Это было еще во времена моего пребывания в Таврии. Я не знал главного – что в Украине запрещено двойное гражданство. Поэтому решил сделать паузу, подумать. Поскольку мне уже было 30, особого смысла в смене гражданства не было.

— Тогда нашу сборную возглавлял Алексей Михайличенко. Он никогда не разговаривал с вами на тему принятия украинского гражданства?
— Нет, со мной никто не разговаривал на эту тему.

— В Луганске с вами живет вся семья, ваши дети растут в Украине. Не тяжело ли им здесь? Нет ли языковых проблем?
— Нет. Я очень рад, что моя дочь идеально разговаривает на русском, без акцента. Пока Аня ходит в садик, но в следующем году пойдет уже в школу. А сын еще совсем маленький, знает мало русских слов. В семье же мы разговариваем и на сербском, и на русском языке, так что никаких проблем.

— То, что ваша жена, как и вы, из Сербии, а не из Украины, означает, что после завершения карьеры вы переедете в родную Сербию?
— Не значит, потому что жене очень нравится в Украине. Даже когда приходит время отпуска, в декабре, она говорит мне, что не хочет уезжать отсюда в Сербию, и хочет остаться в Украине. Так что все зависит от моей футбольной карьеры. Во-первых, я надеюсь поиграть как можно дольше. Во-вторых, после окончания карьеры попробую найти работу здесь. А вот если уже не найду, тогда вернусь в Сербию, но приезжать в Украину все равно буду часто.




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн