Главная > Новости > Пилявский: «Никогда не хотел сбежать из-за боевых действий в Израиле»

Пилявский: «Никогда не хотел сбежать из-за боевых действий в Израиле»

16 августа 2014

В сегодняшних реалиях трансфер Андрея Пилявского в Зарю является нонсенсом. Когда большинство молодых украинцев при первой же возможности едут за границу, Пилявский оттуда приехал в Украину!

«С ИЗРАИЛЕМ ПОПРОЩАЛСЯ ЛЕГКО, ВЕДЬ ХОТЕЛОСЬ ВЕРНУТЬСЯ В УКРАИНУ»

— Андрей, скажем прямо, вы поступили неординарно, вернувшись в Украину.

— Честно говоря, еще зимой я даже предположить не мог, что снова окажусь в Украине. Но так сложились обстоятельства: Заря проявляла ко мне интерес, потом сделала конкретное предложение, и когда прилетел сюда из Израиля, все быстро согласовали и подписали контракт.

— К вам в двери постучались только луганчане?

— Нет, варианты еще были, однако Заря единственная выступила с конкретикой. Тем более, это команда с моей родной страны! Честно говоря, мне самому хотелось вернуться на Родину.

— Но сейчас, ведь многие молодые украинские футболисты стремятся уехать за границу…

— Не буду скрывать, интерес зарубежных клубов присутствовал, но конкретных запросов не поступало, возникла пауза, а время шло… В итоге пришлось что-то решать, и после небольших раздумий было принято решение: попробуем здесь, а дальше — будет видно.

— Не жалеете, что не удалось через Израиль перебраться в более именитый западноевропейский чемпионат?

— Нет. Для меня в любом случае было приятно вернуться в Украину. Заря — это интересный вызов, где можно развиваться и добиваться успехов.

— Каково было уезжать из Израиля, где вы играли четыре года?

— Легко! Проведя столько времени в чужой стране, становится морально сложно. На первый взгляд, ко всему привыкаешь. Но на самом деле жить заграницей среди людей с чужим менталитетом довольно тяжело. Тем более, когда рядом нет родных. В общем, мне самому хотелось вернуться в Украину. И когда возникали разговоры о возможном переезде в Европу, у меня снова появлялись мысли: «Нет, я не хочу опять переезжать за границу».

«В КАЖДОЙ КВАРТИРЕ ЕСТЬ СВОЕОБРАЗНЫЕ БОМБОУБЕЖИЩА»

— На ваш переезд повлияла нестабильная ситуация в Секторе Газа?

— Нет, потому что раньше градус напряжения был не так высок, и это не ощущалось. Понятно, об этом говорилось, но все происходило более-менее тихо. Но в последнее время все значительно ухудшилось, и я скажу, что переезд в Зарю случился как нельзя вовремя. Мне удалось избежать «жары».

— Футболисты израильских клубов чувствуют себя в полной безопасности?

— В принципе, да. Легионеров предупреждают, рассказывают, что к чему. Тем более, в Израиле в каждой квартире любого дома есть комната типа нашего бомбоубежища. Там стены крепче, эта комната более изолирована. В случае же опасности включается сирена, и по сигналу надо обязательно перейти в специальную комнату. Это самая простая мера безопасности. Слава Богу, мне не приходилось испытывать прочность стен на себе.

— В Украине многие ругают сбегающих легионеров Шахтера и Металлиста, мол, они ничего не понимают и зря паникуют. Учитывая, что в Израиле вы тоже были легионером, каковы были мысли о происходящем?

— Люди разные бывают, и у каждого человека свое отношение к таким моментам. Я же никогда не думал бежать или просить о трансфере из-за боевых действий в Израиле. Ведь моя карьера проходила спокойно, инцидентов не возникало. Тем более я не смотрел телевидение и был спокоен. А вот у родных порой проскакивала паника. Иногда они звонили мне из Украины и рассказывали про взрывы в Израиле, говорили, чтобы я задумался о смене клуба. Но в итоге я не встретился с подобными вещами.

— УЕФА справедливо запретила там играть матчи?

— В таких случаях европейцы хотят перестраховаться. Помню, несколько лет назад мы тоже проводили матч еврокубка не в Израиле, а на Кипре. И ничего, сыграли и вернулись домой.

— Вообще израильский футбол сильно страдает от нынешней ситуации с Палестиной?

— Я ни разу не видел, чтобы это как-то повлияло на местный футбол и принесло ему ущерб.

— Однажды на товарищеском матче вашего Маккаби с Лиллем, проходившем на сборах в Австрии, палестинские фанаты выбежали на поле и набросились на израильских футболистов. Неужели все настолько плохо, что палестинцы готовы насолить израильтянам даже за тысячи километров от Израиля во время какого-то товарняка?

— Бывает и такое. Помню тот матч, хотя я не принимал в нем участия. Это случилось, когда началось обострение ситуации и более активные боевые действия. В итоге произошла драка, которую быстро прекратили. Но палестинцы — они и в Австрии палестинцы. У них давно свои счет с израильтянами, и если они захотят, то найдут тех везде.

— Как подытожите свой израильский период карьеры?

— Всякое бывало. Немало вспоминается хороших моментов, случались и травмы, когда я сломал ногу и выпал на полгода… В общем, были и взлеты, и падения.

— Что запомнилось больше всего?

— Золотые медали в первом же моем сезоне в Израиле! Это был единственный год, когда наш коллектив был действительно сильной, сыгранной командой. А потом и тренера убрали, и ведущих футболистов распродали. В результате осталась одна молодежь, из-за чего пропала стабильная игра.

— Назовите три самых ценных вещи, которые обрели в Израиле?

— Три — нет, но главное для меня — огромный опыт. Во время пребывания в Израиле мне удалось поиграть в квалификации Лиги чемпионов и в Лиге Европы, также мы проводили товарищеские матчи с очень серьезными соперниками. Поэтому мне удалось попробовать себя на высоком уровне и извлечь максимум пользы с этих встреч.

«ЗАРПЛАТЫ В ИЗРАИЛЕ СОВСЕМ ДРУГИЕ, НО В ЗАРЕ МЕНЯ НЕ ОБИДЕЛИ»

— Будучи в Израиле, удавалось полноценно следить за ситуацией в Украине?

— Да, ведь не следить было невозможно. Но у меня показывали только российские и европейские каналы, а украинских не было. И поначалу я не совсем понимал, что к чему. Но родные рассказывали мне все новости, не советуя смотреть российское телевидение. Это все политика, о которой не хочется особо говорить.

— Думаю, где-где, а в команде из Луганска этого не избежать…

— Есть немного.

— Тяжело быть в команде «без дома»?

— Я еще не прочувствовал этого, потому что приехал сразу в Запорожье к родственникам и живу у них. А вот ребятам, которым довелось перевозить семьи, думаю, очень непросто.

— Вас звали к себе еще какие-то украинские клубы?

— Скажем так, варианты были, но наиболее оперативно сработала Заря.

— В Израиль вас брали как центрального защитника, но до этого использовали и на других позициях. В какой роли на вас рассчитывает Юрий Вернидуб?

— Моя родная позиция — центрбек, хотя порой тренеры выдвигали меня на место опорного полузащитника. Юрий Николаевич знает это, он расспрашивал меня насчет оптимального места на поле. Но ему виднее, где меня лучше использовать.

— Готовы вернуться на болотистые трясины украинских газонов, ожидающих футболистов поздней осенью и ранней весной?

— О, это мне помнится еще со времен первой лиги (улыбается). Хотя за четыре года в Израиле уже привык играть на классных полях. Несмотря на постоянную жару, газоны там держат в превосходном состоянии.

— Вы говорили, что в Израиле вы зарабатывали очень неплохо. С переходом в Зарю в зарплате сильно потеряли?

— Понятно, что уровень зарплат там и в Украине отличается. Но в этом плане меня в Заре не обидели.

— Заря успела заявить вас на матчи с Фейенордом?

— Честно говоря, пока не знаю. Когда происходил мой трансфер, то счет времени в этом деле шел не на дни, а на часы! Вроде бы все получилось, но я еще не говорил с руководством на эту тему.

— Как вам соперник?

— Фейенорд — это марка, далеко не последняя команда в Голландии. Но я уверен, что можно и нужно проходить дальше. Да, раньше они гремели на всю Европу, сейчас же команда проходит омоложение. Там молодежь, здесь молодежь — будет интересный бой. Мне кажется, нам дома необходимо брать свое, а на выезде оформлять путевку в групповой раунд.

«ЗДЕСЬ МОИ МАТЧИ БОЛЕЕ ДОСТУПНЫ ТРЕНЕРАМ, НЕЖЕЛИ В ИЗРАИЛЕ»

— Перейдя в Зарю, поставили перед собой конкретную цель?

— Особо нет. Хочется проявить не только себя, но и добиться успехов для команды. Если все будет складываться, то хотелось бы прогрессировать и перейти в лучший клуб. Но посмотрим, как жизнь сложится.

— Как думаете, переход в Украину добавит вам шансов на попадание в сборную?

— Здесь мои матчи более доступны тренерам, нежели в Израиле. Израильские матчи не так легко посмотреть, а тут любая встреча всегда под рукой. Поэтому я думаю, что шансов на вызов в сборную больше.

— На чем расстались с Михаилом Фоменко после матча с Нигером?

— Михаил Иванович подбодрил тех ребят, которые не приняли участия в матче (среди них был и я). Он сказал, что бывает и такое, и что к результату причастны абсолютно все. Мы же отнеслись к этому нормально.

— Как вам жеребьевка Евро-2016?

— Очень хороший вариант для Украины. Из этой группы мы обязательно должны выходить.

— Возможно, пора «наказывать» Испанию и замахиваться только на первое место?

— Посмотрим, когда встретимся с ними на поле. Да, учитывая их игру ЧМ-2014, то мы должны их обыгрывать. Но испанцы остаются сильной футбольной нацией, и мне кажется, на прошедшем ЧМ они лишь допустили осечку, которую в скором времени исправят. Поэтому нельзя недооценивать Испанию.

Беседовал Максим Сухенко, Football.ua




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн