Главная > Новости > Лукаш Тесак: «Я, кстати, стал первым словаком в украинской Премьер-лиге»

Лукаш Тесак: «Я, кстати, стал первым словаком в украинской Премьер-лиге»

16 декабря 2014

ТесакЛукаш Тесак родился 8 марта, но вид у него настолько мужественный, что шутить на эту тему не рекомендуется. Тем более что у защитника «Арсенала» говорящая фамилия, которая перекликается с прозвищем небезызвестного героя скандальных интернет-роликов. В интервью еженедельнику «Футбол» Тесак рассказал о разногласиях с руководством «Торпедо», шутках Александра Бородюка и трагической судьбе луганского стадиона.

Лукаш Тесак удивляет техникой игроков ЦСКА

Бородюк и долги

— Вы говорили, что «Арсенал» хотел вас купить целый год. Когда впервые пообщались с Аленичевым?

– Об интересе «Арсенала» я действительно узнал год назад, но это было так, несерьезно. Ребята зашли в раздевалку: «Ты что, уходишь? Пишут, «Арсенал» тебя хочет». Я заглянул в интернет и увидел новости на эту тему. А потом, когда «Торпедо» поднялось в Премьер-лигу, мне звонит спортивный директор «Арсенала». Но Аленичева я увидел лишь на первой тренировке в Туле.

— Правда, что Тукманов не хотел вас отпускать?

– Считается, я был одним из ведущих игроков команды. После ухода Айдова мне доверили капитанскую повязку – с ней я вышел на последнюю игру против «Мордовии». Тренера устраивал, болельщики меня тоже любили. Я просто подошел к президенту и сказал, что есть такой вариант и что мне хотелось бы сменить обстановку. Тукманов ответил: «Нам это будет неприятно, но если ты хочешь – давай. Ты многое отдал здесь, мы тобой довольны». Пожали руки – и все.

— Откуда взялось это желание сменить обстановку?

– Было интересно поработать с тренером, который выиграл в Европе все что можно было выиграть. Но вообще все взаимосвязано: и Аленичев, и команда другая… Причин много. Тукманов просил их не озвучивать, поэтому не буду ничего говорить.

— Эти причины из области управления и работы клуба?

– Скорее всего. Сами видите: о долгах перед командой пишут до сих пор.

— С вами-то клуб рассчитался?

– Нет. Мне до сих пор должны зарплату за август, бонус за выход в Премьер-лигу и премиальные за матчи этого сезона. Шестнадцатого ноября у нас был с «Торпедо» товарищеский матч. Я собирался встретиться с президентом, поговорить. Но ничего не получилось. У меня есть подписанная им бумага, что все долги отдадут до 30 сентября. Пока только так. Если не дождусь выплат, придется решать вопрос другими путями. Возможно даже, обращаться в суд.

— Уход Александра Бородюка как-то повлиял на ваше решение покинуть «Торпедо»?

– Что-то в этом было, да. Я с ним советовался насчет «Арсенала», он был в курсе всего. Мне известно, почему он ушел, так что и я покинул «Торпедо».

— У вас были схожие причины сделать это?

– Думаю, да.

«У меня есть подписанная Тукмановым бумага, что все долги отдадут до 30 сентября»

— Бородюк производит впечатление немногословного человека – во всяком случае, в общении с журналистами. Хотя некоторые утверждают, что не видели лучшего рассказчика, чем он. Каков он в общении с игроками?

– Так как я не журналист, могу сказать, что это тренер, который заслуживает полного уважения с моей стороны. Работать с ним было одно удовольствие. Он хороший психолог, постоянно шутит и быстро находит подход к людям. Вот вам пример. Играем двусторонку. На противоположном фланге возникла пауза – доктора выбежали, что-то такое… Бородюк стоит на бровке. Подзывает меня: «Ходил вчера в пивную?» Представляете? Человек во время тренировки может спросить такое, что даже не знаешь, как ему ответить. Ты весь в игре, думаешь о чем-то, а он такие вопросы задает! Прикольно! С другой стороны, когда мы работаем, то работаем на полную. А вообще тренер он классный, со множеством историй.

— И про Хиддинка есть?

– И про Хиддинка, и про всех.

— Давайте тогда я расскажу вам свою любимую историю про Хиддинка и Бородюка, а вы – свою. Отправились тренеры сборной в один провинциальный город. Заселились в гостиницу, разошлись по номерам. Через какое-то время Хиддинк звонит Бородюку: «Саша, ты мне нужен, срочно зайди!» Тот прибегает к голландцу, а Гус показывает на текущую из крана ржавую воду и удивленно спрашивает: «Что это такое?»

– Забавно! Они еще в Саранск как-то ездили, Хиддинка там какие-то генералы поймали, просили выпить с ними. Хиддинк туда вообще-то на неделю ехал, но так перепугался, что уже на следующий день вернулся в Москву на поезде.

В Тулу за пряником

Тесак и Эберт

— «Арсенал», как и «Торпедо», не самые богатый клуб. Где все-таки условия лучше?

– Меня в Туле все устраивает. Я не скажу, что много зарабатываю. Получаю чуть-чуть больше, чем в «Торпедо». Для чемпионата России это смешные деньги. Ну что сделаешь… Такого уровня, чтобы «Бавария» или «Реал» проявляли ко мне интерес, я не достиг. Играю там, где могу смотреться нормально.

— Ваш переход случился в последний день трансферного окна. Как провели 31 августа?

– Тукманова я поставил в известность заранее. Потом созвонился со спортивным директором «Арсенала». Он сказал: завтра встретимся в офисе «Торпедо», решим вопрос. Приехал туда, поговорил с президентом. Потом были административные вопросы: подписание контракта и так далее. Все было просто. Никаких проблем.

— Аленичев рассказывает вам что-то о Тотти или о Капелло?

–Ребята говорят, что такое бывает. Но лично я с этим пока не сталкивался. Может быть, появится момент, когда можно будет о чем-то спросить.

— Какой вопрос вы задали бы Аленичеву в первую очередь?

– «За счет чего можно подняться до такого уровня?» Меня это больше всего интересует. Понимаю, что работа, все дела, но не все упирается только лишь в работу и мастерство.

— Чем Аленичев отличается от других тренеров?

– Он очень спокойный. Когда команда играет плохо, он всегда старается объяснить: подзывает к себе игроков, двигает фишки. Это нормальный человеческий подход. Аленичев никогда не орет и сначала все анализирует в голове, а потом делает какие-то выводы. Свое спокойствие он передает игрокам: может быть, внутри тренер и переживает во время игр, но нам этого не видно.

— Матерного слова от него не услышишь?

– При мне еще ни разу не произносил.

— А были в вашей карьере тренеры, которые не скрывали эмоций?

– В Словакии был один такой, когда я за «Жилину» играл. У него была интересная манера говорить: сначала тихо-тихо, а потом раз – и он взрывался! Все сразу «просыпались». Потом он опять становился спокойным, мог какую-нибудь шутку рассказать. Или «напихать» кому-нибудь. И все это буквально за две минуты!

— После победы над «Зенитом» Аленичев тоже был спокоен?

– Сказал: «Теперь вы увидели, что можно играть и с такими командами. Будем от этого отталкиваться. Надеюсь, победа придаст нам уверенности». От игры с «Зенитом» у нас остались хорошие эмоции. Обыграть такую команду, тем более проигрывая 0:2, дорогого стоит. Нам бы еще реализацию улучшить. С тем же «Спартаком», я считаю, можно было успешнее сыграть: одиннадцать ударов – это только первый тайм!

— Аленичев, Ананко и Филимонов играли в чемпионском «Спартаке». Во время тренировок они устраивают мастер-классы?

– Да, бывает. Дмитрий Анатольевич сейчас в меньшей степени играет – если только людей не хватает, а Ананко почти каждый день участвует. Вчера вот тоже. Потом ходил довольный: его команда выиграла.

— Аленичев говорит, что, когда в воротах Филимонов, защитникам «Арсенала» спокойнее. Это действительно так, учитывая ошибки вашего голкипера?

– Скажу так: ошибки есть всегда. Иногда ты справляешься с ними, иногда нет. Надо делать какие-то выводы, это понятно, но каждый мяч, по большому счету, следствие ошибок.

Встреча с «Торпедо»

Лукаша Тесака любят не только болельщики, но и милиция

— Самый эмоциональный момент матча «Арсенала» и «Торпедо» – незабитый вами пенальти. Почему Жевнов переиграл вас?

– Я вообще не должен был бить тот пенальти. Кутьин взял мяч, я просто подошел к нему и сказал: «Давай забивай». Он ответил: «Хорошо». А потом… Я читал интервью Дмитрия Анатольевича. Он сказал, что допустил ошибку, потому что заставил меня бить пенальти. Я-то не собирался его исполнять. Хотя очень хотел выиграть: как-никак провел в «Торпедо» два с половиной года, у меня там много знакомых во всех сферах.

— Вас гнали к «точке» именно потому, что это игра с «Торпедо»?

– Не знаю. Я чувствовал себя уверенно. Но не забил. Это первый неудачный пенальти, хотя в официальных играх я бил их девять или десять раз.

— Болельщики «Торпедо» ваш переход одобрили? Они ведь, если что, могут и гроб к клубному офису притащить…

– Наверное, они знают причины, по которым я ушел. Поблагодарили за все, сказали: «Мы понимаем, что творится в клубе. Надеемся, ты еще за нас сыграешь».

— И как, сыграете?

– Если вам не платят деньги, которые ты честно заработал и которые есть на бумаге, тяжело о чем-то говорить.

— Знали о сложных отношениях руководства и фанатов «Торпедо»?

– Это уже долго длится. Проблемы были больше двух лет назад, когда я только пришел в команду. Так что я в курсе всех дел и событий, но так и не понял, почему и руководство, и болельщики говорили нам: «Давайте разбирайтесь!» Игроки-то здесь при чем? Вы ругаетесь друг на друга, а мы должны это решать? То руководство подойдет: «Давайте поаккуратнее, без публичных высказываний», то еще что-то… Масла в огонь просили не подливать.

— Срыв кубкового матча с «Динамо» – самая запоминающаяся выходка торпедовских фанатов?

– Нас хорошо поддерживали в каждом матче. Но это было что-то! Человек бежит с мячом по бровке, а в двух метрах от него взрывается снаряд – такого я еще не видел. Этот эпизод попал в новости даже в Словакии.

— Там такое может случиться?

– Нет. В Словакии на матчах не бывает столько людей, а вся пиротехника запрещена. Достать ее на стадионе сложно. Но всякое может произойти, конечно. Сейчас вот «Слован» играл в Лиге Европы с пражской «Спартой», болельщики выбежали на поле, подрались.

Клипы в ФНЛ

Торпедовцы праздную гол в ФНЛ

— Как вообще получилось, что Бородюк взбодрил команду после кошмарного старта прошлого сезона? Вы же в ФНЛ чуть ли не на вылет стояли.

– После первых семи туров у нас было два очка, мы шли предпоследними. Потом с Савичевым в роли «и. о.» обыграли «Ангушт». Дальше пришел Бородюк – и поперло! Атмосфера стала какая-то правильная. Почему ее не было до этого – я не знаю. Когда мы увидели, что команда на ходу, не проигрывает десять матчей, подумали: «А почему бы и не выйти в Премьер-лигу?» Была уверенность, что попадем в четверку, а там посмотрим. Победили в первом стыковом матче с «Крыльями» – 2:0. Ну как было такой шанс упустить?

— Какой выезд в ФНЛ запомнился больше всего?

– Перелеты вот эти длинные: Хабаровск, Владивосток… Никогда прежде столько не летал! От Словакии до любого места в Европе рукой подать. За девять часов на машине я, наверное, доеду до Парижа.

— Как вы готовитесь к длительным перелетам? Закачиваете в айпад все фильмы, какие только удалось найти?

– Нам везло, потому что обычно мы летели куда-то туда в полупустых самолетах. У каждого было три свободных кресла. Можно и поспать, и фильм посмотреть, и музыку послушать, и книжку почитать, и прогуляться между рядов…

— Икру из Владивостока привозили? Легионеры это любят.

– Я – нет. Икра мне не нравится.

А пряники?

– Понимаю, о чем вы. Мне в Туле их уже дарили. Надо будет попробовать.

«В метро до сих пор теряюсь. Мне нужно постоянно смотреть на указатели»

— Футбол в ФНЛ своеобразный.

– Поля там не такого качества, как в Премьер-лиге, так что особого футбола нет. Приходится биться, доказывать. Проиграл шестьдесят процентов единоборств – значит, проиграл матч. Многое решали стандарты.

— А судейство? Матч в Нальчике, закончившийся голом хозяев на 99-й минуте, – самый странный на вашей памяти?

– В Словакии как-то раз было: соперник бьет штрафной через «стенку», судья дает разрешение, а потом три раза быстро свистит – вроде как кто-то выбежал из «стенки». В это время игрок наносит удар, и мяч залетает ворота. Наш вратарь даже не среагировал. Судья посмотрел – и показал на центр. Проиграли тот матч – 1:2, это как раз второй гол был. Но вообще арбитры – это отдельная тема, не хочу ее касаться. Они судят, как умеют, мы играем, как можем.

— Эдгар Гаурач считался самым большим модником не только в «Торпедо», но и во всем российском футболе. Чем он вам запомнился?

– Прическами своими. А еще тем, что он очень общительный. Видно, что по складу характера человек европейского типа. Он старался создавать в команде хорошую атмосферу. Если кому-то из ребят нужен был совет по части одежды, можно было подойти к нему, и он объяснял, кому что больше подойдет. Но мне это как-то не очень интересно было. В этом плане я скромный.

— Официальный костюм редко надеваете?

– Стараюсь избегать таких моментов.

— Гаурач же придумал снять на сборах клип на песню Фаррелла Уильямса Happy?

– Все началось на год раньше, когда появился ролик «Торпедо стайл». Не знаю, видели вы его или нет? Там мы танцуем под «Гангнам стайл». А к зимним сборам в команде появилось много новых ребят, поэтому решили сделать еще один клип. Коллектив тогда был сумасшедший, поэтому такие предложения встречались на ура. К сожалению, Эдгара уже нет в команде, да и состав сильно поменялся. Но, может быть, он в другой команде что-нибудь придумает.

— Не хотите в «Арсенале» ввести моду на клипы?

– Не знаю, не знаю. Это связано с «Торпедо», как-то не хочется повторяться.

— Как еще убиваете время на сборах? Приставки какие-нибудь?

– Это мне тоже неинтересно. Лучше лишний час в кровати поваляться или в бассейне поплавать. В «Торпедо» Саша Цыбиков из дубля компьютерный футбол любит. В последнее время ребята хоккеем увлеклись – до часу ночи рубятся в Кубке Стэнли, орут на всю базу в Раменском. По-моему, Саша Будаков хорошо там выступает.

— Москву за два с половиной года успели полюбить? Или хотя бы понять?

– Да, я знаю приблизительно, где что находится, и могу спокойно добраться из одного района в другой. Но, честно говоря, немного надоело. В Москве все такое огромное, народ постоянно куда-то летит, пробки везде… В метро до сих пор теряюсь. Мне нужно постоянно смотреть на указатели: где, что, куда. Люди то справа, то слева, то волна тебя куда-то вынесет, а обратно не попадешь. Я иногда из вагона выйти-то не успевал: проезжал две станции, потом назад!

— В Туле спокойнее?

– Тула – как Братислава: население всего 450 тысяч человек. Здесь поспокойнее. Все рядом, все близко. И условия, как в Москве. А в выходные классно в столицу съездить, с друзьями встретиться. Чего скрывать: есть выходные – можно и пивко себе позволить.

Словакия и Луганск

Лукаш Тесак укрепляет дружбу народов

— Лет десять назад вышел фильм «Евротур», в котором показано, как за полтора доллара можно скупить всю Братиславу. Как жители Словакии воспринимали этот момент?

– Ну что сказать. Такие, видимо, у нас хорошие цены – для тех же американцев все очень дешево. Зимой и летом к нам приезжает много русских, чтобы покататься на лыжах. Не все они люди богатые, но отдохнуть в Словакии дешевле, чем здесь или в той же Австрии. Я и сам на горных лыжах с детства катаюсь. Для меня это второй вид спорта. На трамплины, конечно, лезу, могу иногда какой-нибудь прыжок выполнить. Мы всей семьей катаемся, вместе с детьми.

— Вы достаточно долго играли за «Жилину». Почему после нее пошли в более слабые словацкие команды?

– В «Жилине» у меня оставался год контракта. Президент сказал: «Хотим дать шанс более молодым игрокам. Ты можешь остаться, но игрового времени будет мало».

— Подождите, но вам же тогда было только двадцать четыре?

– Да, но по меркам «Жилины» я был уже опытным. В основном составе команды сейчас играют девять парней из академии, самому старшему из них девятнадцать или двадцать лет.

— «Аякс» какой-то!

– По меркам Словакии это очень стабильный клуб. С молодежью там умеют работать. Легионеры в команде если и были, то в основном из Чехии. Еще бразилец Адауто играл, он к нам из пражской «Славии» пришел. Большой молодец! За два года он здорово научился говорить по-чешски, мы с ним до сих пор общаемся в фейсбуке или по скайпу.

— Пиво местное тоже полюбил?

– Он алкоголь вообще не употреблял. Хотя у нас было одно заведение, и каждый знал, что после игры туда можно приехать. А когда у кого-то был день рождения, об этом объявлялось официально. Кто-то на час заезжал, кто-то на два… В зависимости от свободного времени.

— Так все-таки «Сеница» и «Татран» были для вас шагом назад?

– В условиях и деньгах я потерял, да. Но тренировочный процесс там был такой же качественный. В высшей лиге, правда, сейчас играет только «Сеница».

«От Луганска осталось очень мало. Я по телевизору видел места, которые посещал раньше. Ресторан, аэропорт – ничего нет»

— А как вас позвали на Украину?

– Я вернулся из аренды, контракт с «Жилиной» истекал. В этот момент мне позвонил знакомый человек, сказал, что есть вариант с «Зарей».

— Агент?

– Агент у меня был один раз в жизни, и то я пожалел, что связался с ним. Я тогда удачно выступил в Кубке УЕФА и стал интересен командам из чемпионата Голландии и Бундеслиги. Но агент запросил какие-то сумасшедшие деньги. Хотел нажиться, видимо. Причем об этом я узнал не от него. А в Украину меня позвали на просмотр и уже через два дня сказали, что оставляют. Я, кстати, стал первым словаком в украинской Премьер-лиге.

— Украинский язык в Луганске нужен был?

– Луганск рядом с Россией, поэтому украинский я только в телевизоре слышал, если вдруг переключал на какой-то национальный канал. А в городе все было на русском. В команде было несколько парней, которые знали украинский, но толком им не пользовались.

— По настроению местных жителей можно было понять, что они не хотят быть частью Украины?

– Все жили своей жизнью, никто на этом не зацикливался. Каких-то заметных вещей я не увидел, а в политику старался не лезть.

— Следите за тем, что происходит в Луганске сейчас?

– Конечно, у меня там осталось много друзей. Созваниваюсь с ними. Сама команда в Запорожье живет. От города осталось очень мало. Я, когда смотрел сюжеты по телевизору, видел места, которые посещал. Ресторан, аэропорт – ничего нет. Газон на стадионе два года назад положили, подогрев сделали… Все разбомбили! Неприятно. Я помню, один раз играли там после зимнего отпуска. Температура – минус пятнадцать, а на трибунах пятнадцать тысяч болельщиков! Хотя мы шли на предпоследнем месте!

— С Киевом или Донецком играли?

– С «Волынью»!

— Это самое сильное впечатление от Луганска?

– Еще нагрузки. Там я впервые пробежал семь по пятьдесят. В Словакии-то все делается по итальянским и немецким программам: больше бегаешь с мячом, чем без него.

— Знаете, что в России у вас есть знаменитый «однофамилец» – борец с мигрантами и педофилией?

– Да, болельщики говорили, новости я тоже видел. Так что знаком с этим персонажем. Но не лично, конечно. Я и ролики-то его не смотрел. Почитал, что в интернете пишут, и как-то не захотел.

sports.ru




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн