Главная > Мультимедия, Новости > Михаил Сиваков: «Нужно всегда оставаться человеком»

Михаил Сиваков: «Нужно всегда оставаться человеком»

25 сентября 2015

Защитник «Зари» Михаил Сиваков – личность очень интересная. Футболист успел попробовать силы в нескольких европейских чемпионатах, а на данный момент является одним из ключевых игроков нашей команды. Наша беседа длилась около часа. Тем для обсуждений было много: начиная от именитых европейских клубов, заканчивая исполнением песни «Зеленоглазое такси». Как говорится, от серьёзных тем к повседневным:

— Во-первых, большое спасибо за согласие на столь обширное интервью. Очертив план беседы, мы всё же решили не менять традиций. И первый вопрос будет традиционным: с чего всё началось?

— У меня друг занимался футболом. Он был на год старше. Ходил в школьную футбольную секцию. По случайности, я пришёл вместе с ним однажды на тренировку посмотреть на то, как и чем он занимается. В конце, когда тренер разделяет на две команды, не хватало одного человека. Он предложил мне поиграть, я согласился и сыграл. После этой тренировки он ко мне подошёл и сказал, что хотел, чтобы я продолжал заниматься и ждёт меня в будущем.

С этого дня я начал заниматься футболом. Зарплата у тренера была маленькая. Он собирался уходить из той секции. Сказал, что у него есть знакомый тренер, который занимается этим видом спорта более профессионально. Работает в футбольной школе «Смена» (Минск).

Он отвёл меня к Леониду Ивановичу Данейко. С того дня я, можно сказать, профессионально и уже отдавая отчёт, что хочу стать футболистом, начал заниматься этим видом спорта.

— С другом, который тебя привёл в футбольную секцию, общаешься сейчас?
— В детстве общались очень плотно. Потом выросли и наши пути, как у многих людей, разошлись. Детская дружба потерялась, хотя мы дружили очень крепко. Во взрослой жизни, увы, практически, не общаемся.

— Раз мы уже заговорили о друзьях… Тяжело ли их сохранять при частых переездах, связанных с футболом?

— Есть определённый круг друзей и людей, с кем я постоянно на связи в какой бы стране не находился. Это близкие люди, которые меня поддерживают, переживают. С ними я постоянно на связи.

— На раннем этапе твоей карьеры у тебя была возможность уехать в Германию. Как минимум, ты ездил туда на просмотр…

— Нашу сборную Беларуси Ю-17 пригласили на турнир в Германию. Там были такие команды, как «Бавария», «Боруссия», «Фрайбург». Мы заняли третье место. Мне дали приз лучшего игрока этого турнира. Затем было приглашение от «Боруссии» попробовать свои силы, приехав к ним. Так всё это и случилось.

Тогда я был ещё очень молод и, насколько знаю, это была ознакомительная поездка. Много нюансов было по поводу того, что я был несовершеннолетним, не мог находиться в Германии без родителей, поскольку не окончил школу.

— Не хотелось взять родителей с собой, рискнуть?
— Конечно хотелось. Но это была, ещё раз подчеркну, ознакомительная поездка на перспективу. Я посмотрел, на меня посмотрели. Но в то время я был на контракте в БАТЭ. У нас в стране это команда очень хорошего уровня и решил остаться там.

— Сейчас, наверное, все матчи БАТЭ смотришь всегда, вне зависимости от твоего местопребывания…

— Это мой родной клуб. К сожалению, не все игры удаётся посмотреть, но если есть такая возможность, то, конечно, смотрю и переживаю.

— Говорят, дважды в одну реку не войдёшь. Но в БАТЭ ты возвращался дважды…
— Да, я был в БАТЭ. Затем сменил клуб, а затем, уже после выступлений в Бельгии, вернулся. Вернулся без раздумий и с радостью, так как БАТЭ – мой родной клуб. Тогда мы провели очень сильный сезон, хорошо выступили в Лиге Чемпионов, обыграв «Лилль» и «Баварию». Это возвращение полностью себя оправдало.

— Сейчас в составе нашей команды ты – самый титулованный футболист. Четырежды чемпион Беларуси, обладатель Кубка и Суперкубка своей страны, чемпион Польши, Азербайджана. Кроме того, со сборной Ю-21 ты выиграл бронзу чемпионата Европы, но звёздности за тобой замечено не было…

— А от чего этой звёздности быть? Вроде бы, достижений, действительно, немало. Но человеком нужно оставаться всегда! И спокойно на всё это реагировать. Эти достижения приятны, но не более того. Это уже история. Вчерашний приятный день. Необходимо думать не о том, что ты выиграл вчера, а о том, что можешь завоевать завтра.

— Правду говорят, что всегда хочется чего-то большего?
— Да, и считаю, что это хорошо. Нельзя останавливаться на достигнутом. Если человек, достигая определённой цели, останавливается, то дальнейшего его профессионального роста происходить не будет. Как спортсмену, так и человеку всегда хочется чего-то большего и это прекрасно.

— Ты, как футболист-профессионал, ставишь перед собой далеко идущую цель?
— Безусловно. Определённая цель постоянно двигает тебя вперёд, заставляя работать более усердно. Я ставлю перед собой определённые задачи на сезон, на определённый отрезок чемпионата. Но это уже очень личное, которое остаётся со мной.

— В твоей карьере было несколько футбольных клубов, но если начинать детально расспрашивать тебя о каждом из них, получится докторская диссертация. Поэтому не будем останавливаться подробно, а наоборот, расспросим о наиболее интересных моментах…

— В каждой стране и каждом клубе есть что-то особенное. Свой, так сказать, колорит. От каждого клуба, из каждой страны и тренера я взял что-то, чтобы быть сильнее.

В той же Италии удалось поработать с ТОП-специалистами. С теми же Массимилиано Аллегри, который сейчас тренирует «Ювентус», плюс Роберто Донадони, который, в своё время, был отличным игроком, защищал цвета Национальной сборной Италии. В первое время, когда они заходили в раздевалку, а мне, между прочим, было тогда только 21 год, я смотрел на них, в буквальном смысле слова, с открытым ртом.

— В своё время в «Кальяри» ты работал с легендарным Роберто Донадони… У него звёздная фамилия, но абсолютно не звёздный характер и подход к футболистам…
— Я хочу рассказать вам одну интересную историю. Был снят предыдущий тренер и назначен Донадони. В это время мне сделали операцию на мениске и я проходил курс восстановления. Обычно у команды тренировка после обеда, а у меня, поскольку был травмирован, тренировка была утренняя и вечерняя. На утренней тренировке я работал один в тренажёрном зале. За мной присматривал физиотерапевт. Он куда-то отлучился, я крутил педали на велотренажёре, разрабатывая колено. И тут в тренажёрный зал спустился Донадони. Это был его первый день, первая тренировка. Я знал, каким он был игроком, кого тренировал, и что из себя представляет в Италии.

Поэтому даже не знал, что сказать в первые секунды. Но как только он меня увидел, тут же завязал со мной разговор, начал вспоминать Беларусь, когда он играл за сборную Италии в Минске. Состоялся такой диалог, как будто я его лучший друг. Это подбодрило и раскрепостило меня. Его слова в конце нашего диалога были: «Я знаю, что тебе нужно две недели для того, чтобы восстановиться и набрать форму. Спокойно работай. Я на тебя рассчитываю». И в подтверждение его слов, через две недели я уже вышел на поле. Когда человек с таким именем и авторитетом говорит подобные слова травмированному парню из Беларуси, это заставляет работать с удвоенной энергией.

— Из этого можно сделать чёткий вывод, что тренер должен обращать внимание не только на физическое состояние, но и быть грамотным психологом…

— Сто процентов! Считаю, что в современном футболе это играет очень большую роль. Понятное дело, что тренер должен обладать очень богатыми футбольными знаниями, но и уметь найти подход к каждому игроку в отдельности, чувствовать их. Честность, человечность порядочность… Когда игроки это видят – это очень важно.

— Кстати, в Италии пересекался с кем-либо из игроков из бывшего, так сказать, СССР?
— Когда я приезжал в Италию, из украинцев не пересекался ни с кем. Из русских тоже. А вот с белорусом Виталием Кутузовым я пересекался. Он, кстати, тоже ранее играл в БАТЭ, а в то время он играл за «Бари». Очень тесно с ним общались. На первых порах он много мне подсказывал, помогал решить бытовые проблемы.

— Сильно ли отличается наш менталитет от итальянского?

— Конечно, очень сильно отличается. Итальянцы очень эмоциональны. Первое время, когда я заходил в раздевалку, и люди очень эмоционально разговаривали, порой мне казалось, что они друг с другом ругаются. Но когда они улыбались в конце, то я понимал, что происходил абсолютно адекватный диалог.

— Кстати, ты сказал, что при знакомстве с Донадони у вас завязался диалог. То есть, никакого языкового барьера не было?

— Языковой барьер был, если честно, лишь в первые месяцев шесть. После этого я уже мог разговаривать, изъяснять свои мысли. Когда пришёл в команду и тренером ещё был Аллегри, дискомфорт был связан с языком. Понял, что если в первые полгода не возьмусь плотно за изучение итальянского, то будет очень тяжело. Переводчиков там иметь не принято. Был там учитель, с которым я занимался трижды в неделю. Меня поставили в такие условия, при которых мне нужно было учить язык, чтобы чувствовать себя комфортно. Мне был 21 год, меня кинули в этот «котёл», я был один, не зная языка в чужой стране. Обижался, что никто не может ничем помочь, а теперь понимаю, что это было сделано для того, чтобы как можно быстрее стал самостоятельным, выучил язык и смог решать все свои проблемы. В том числе, и бытовые.

— Не умеющего плавать человека тоже можно бросить в воду, но он же может и утонуть?
— Я с этим согласен. Не то, чтобы меня привезли, высадили и уехали. Конечно, со стороны клуба было сделано всё для того, чтобы я чувствовал себя комфортно и ни в чём не нуждался. Но в определённый момент мне дали понять, что мы сделали всё для тебя, а теперь твоя очередь.

— Были ли какие-либо интересные моменты, которые до сих пор остались в памяти?
— Поддержка в Италии на любом матче и у любой команды очень хорошая. Мне запомнилась игра «Кальяри» — «Наполи». Игры между этими командами можно назвать, в какой-то степени, дерби. Шла 91-я минута. У нас был достаточно перспективный штрафной, из которого мы могли выжать максимум. Наши ребята пошли в чужую штрафную, но получилась обрезка. «Наполи» очень здорово выбежал в контратаку и Лавесси забил гол, который стал единственным в матче.

Наши болельщики были очень недовольны этим. Я ту встречу провёл на скамейке запасных. Проиграли, расстроился, быстро принял душ, сел в машину и хотел уехать со стадиона, выйдя одним из первых. Но охранники попросили меня подождать, потому что за пределами стадиона скопились очень недовольные результатом болельщики. Могли и машину разбить. Я сказал, что всё равно хочу уехать и чтобы мне открыли ворота. Но никто со стадиона не уезжал.

Болельщики вызвали капитана и главного тренера на разговор. После того, как к ним вышли Даниеле Конти и Массимилиано Аллегри, они переговорили и лишь после этого игроки смогли разъехаться по домам.

Фанаты в Италии, кстати, очень бурные. Если они видят, что футболисты не выкладываются на футбольном поле, то с тебя будет очень большой спрос. В то же время, если они видят, что команда старается, но в футболе бывает всё, то они могут всё простить. Такие поступки фанатов в Италии – не новость. Я слышал и более серьёзные истории.

— Не каждый футболист откажется выступать в итальянском чемпионате…
— Вы правы. В Италии я прошёл очень серьёзную игровую школу, которую никогда не забуду. Не сказал бы, что там не получилось. Я уехал в очень молодом возрасте. Понадобилось время на адаптацию. Понятно, что в Серии А у меня были очень серьёзные конкуренты. Я помню слова Аллегри, когда он увидел мои эмоции недовольства. Каждый спортсмен хочет играть и я думал, что вот, сейчас приеду и сразу же всё получится. Но как только туда попал, то сразу понял: если ты не знаешь язык, то тебе будет очень тяжело понять итальянский футбол. Постоянные тактики, схемы, различные нюансы. У них это всё очень досконально. Аллегри говорил: «Миша, в Италии центральный полузащитник, как вино. Чем больше ему лет, тем он лучше». Он никогда не выражал своё недовольство. Всегда хвалил меня. Говорил, что доволен тем, как работаю. Просто нужно время, чтобы ко всему привыкнуть.

Потом я ушёл на полгода в аренду в Серию В в «Пьяченцу», далее провёл полгода в «Кальяри», а затем ушёл в аренду в «Вислу», где провёл очень хорошее время, постоянно выходил на поле, имел игровую практику, и кстати, в тот год мы выиграли чемпионат Польши. А в «Пьяченцу» мне посоветовали пойти, чтобы полноценно почувствовать, что такое итальянский футбол. Потому что даже в этой лиге уровень очень серьёзный и нет проходных матчей. Там я провёл хорошие полгода в аренде. Постоянно играл, забил несколько важных для команды мячей. У меня оставался год контракта с «Кальяри». По всем итальянским правилам и законам, в команде могут быть только два человека без паспорта Евросоюза. Они хотели приобрести другого игрока. Меня вызвал президент клуба и сказал, что у меня остаётся год контракта, но я должен уходить. В то время они купили нападающего Тьяго Рибейро. И нужно было освободить место. Я мог оставаться, в принципе, там и сидеть год без игровой практики. Но выбрал другой путь. Ушёл в Бельгию, потому что понимал, что нужно играть.

— Всем тяжело жить в эпоху перемен…
— У меня никогда не было страха, а был, наоборот, спортивный интерес. Ты приходишь в новое место, узнаёшь новых людей. Это новый вызов для тебя. Вроде бы ты живёшь в одной стране, тебя всё устраивает, но в один день тебе приходится менять всё. Для меня это – новый вызов. Это интересно!

— А если отойдём от Италии и спросим о другом факте. Очень запомнился один твой яркий гол в чемпионате Польши за «Вислу», когда ты забил с 52—х метров…
— Сейчас я больше играю на позиции защитника, а в то время действовал на позиции опорного полузащитника. Частенько, кто следил и знает меня с детства, наверняка замечали, что я всегда наблюдал за действиями голкипера. Бывали попытки закинуть мяч ему за шиворот. Поначалу где-то чего-то не хватало. Иногда даже, буквально 10-ти сантиметров. Мяч летел то выше, то в сторону. В том же матче всё сложилось очень удачно. Я видел, что голкипер далеко вышел из ворот. С моей стороны последовал нацеленный удар и мяч влетел в ворота. Рад, что получилось забить и этот гол, наверное, стал одним из самых ярких, на данный момент, в моей карьере.

— К слову сказать, «Барселона» получила недавно такой же гол от «Ромы» примерно с центра поля. От ошибок никто не застрахован…

— Я видел этот гол. Такие мячи в футболе случаются. Тот же Луис Энрике после матча сказал, что и голкипера обвинять нельзя, так как они просят его действовать высоко, страхуя защитников. Плюс, игроку, который заметил это, нужно отдать должное. Одно дело заметить, а другое – воплотить данное действие в забитый мяч.

— Тяжело ли далась переквалификация из опорного полузащитника в защитника?
— Когда я играл в Бельгии, то у меня были определённые разногласия с тренером по этому поводу. Нет, нет, конфликтов никаких не было. Но мне казалось, что в центре поля, в опорной зоне я могу реализовать себя лучше, чем в защите. Когда меня опускали ниже, я злился, психовал, меня тянуло вперёд. Я чувствовал изнутри, что в опорной зоне лучше могу реализовать свои главные качества. Потом, правильнее будет сказать, повзрослел, понял, что есть главный тренер, который требует, и есть игрок, который должен профессионально относиться к этим требованиям.

Когда я чётко начал играть на позиции защитника, перейдя в «Черноморец», и работал с Романом Григорчуком, мне объяснили все нюансы и тогда стало намного интереснее и проще. У Романа Иосифовича всё было разложено по полочкам. Он был первым тренером, который начал использовать меня конкретно на этой позиции. Мне самому стало интересно. Я понял, что всё это пойдёт только в плюс, если смогу закрыть две позиции.

— Иногда писали, что у Михаила Сивакова характер непростой, но всё это можно списать на молодость, ведь в тот период мы все – максималисты…
— Мне доводилось слышать, что у Сивакова характер сложный. Тяжело мне, не видя себя со стороны, об этом говорить. Но мне кажется, что за последние два года я очень сильно изменился. Изменился во многом. Может быть, раньше присутствовал юношеский максимализм, который где-то мешал. Сейчас чётко понимаю, чего хочу. Думаю, что те, кто общается со мной в настоящее время и те, кто общался раньше, у них не повернётся язык сказать, что у Сивакова тяжёлый характер и с ним могут быть какие-то проблемы.

— Возможно, на формирование твоего характера оказали влияние и тренера современной школы, такие как Роман Григорчук и Юрий Вернидуб?

— Если вернуться к предыдущему вопросу, то тяжело конкретизировать, что значит тяжёлый или не тяжёлый характер? Мне кажется, что любому тренеру намного приятнее и интереснее работать с игроком, у которого есть характер и который его будет проявлять на поле. Тут палка в двух концах. Что касается современных тренеров, то в моей карьере они были, начиная с БАТЭ, где я работал с Виктором Михайловичем Гончаренко. В целом же, от каждого специалиста я старался брать всё то, что в дальнейшем мне помогло бы добиться результата.

— Ты говорил, что в Италии, к примеру, Серия А и Серия В практически равносильны. У нас же, между Премьер-лигой и остальными соревнованиями, чаще всего, пропасть…

— Понятное дело, что там в Серии В не такие стадионы, как, к примеру, «Сан-Сиро». Но там приятные стадионы, на которые с удовольствием приходят болельщики. Мастерства в Серии А побольше, но в Серии В идёт настоящее «рубилово». Если ты где-то дашь слабинку или уберёшь ногу, тебя никто не поймёт. Лидеры приезжают к аутсайдеру и это всегда настоящий бой.

— Немногие из наших игроков принимали участие не только в Лиге Европы, но и в Лиге Чемпионов. Можешь ли сказать, что победа в Минске над «Баварией» — один из ярчайших моментов в твоей карьере на данный момент?

— Если говорить о Лигочемпионской жизни, то победа над «Баварией» стоит особняком. Так же хочу выделить свой дебютный матч, когда мы играли на «Сантьяго Бернабеу» с мадридским «Реалом». На тот день, когда мы обыграли «Баварию», так сложились звёзды. У нас тогда команда была одна из самых сильнейших за последние годы.

— Иногда, когда соперник тебя недооценивает, это, наоборот, большой плюс…
— Каждый спортсмен знает это по себе. Думаю, у каждого была похожая ситуация. Нельзя делить соперников на слабых и сильных. Но каждый с этим сталкивался. По ходу игры сложно перестроиться и направить себя на серьёзную борьбу. Возможно, с «Баварией» это сыграло злую шутку. Один гол, второй. Плюс, у нас появились дополнительные силы.

— Как уберечь себя от недооценки соперника?
— Просто не делить соперников на сильных и слабых. Это самое верное решение. К каждой команде нужно подходить с одинаковым уровнем концентрации. Тогда будет проще.

— Еврокубковая атмосфера вдохновляет на новые достижения?

— Любой спортсмен, который попробовал вкус Еврокубков, услышал гимн, который звучит перед игрой, почувствовал ту атмосферу, этого не забудет.

— Украинский болельщик знает тебя с одесского «Черноморца»…
— Когда я узнал про интерес одесситов ко мне, то ответил так: «Я прилечу, посмотрю какая ситуация. Если меня ничего не насторожит, то всё будет нормально». Так и получилось. Я приехал, в Одессе всё было спокойно. Всё отлично. Город очень понравился. Без раздумий подписал контракт.

— Одесский колорит не насторожил?:)
— В первое время я не успел его почувствовать. Город, на самом деле, мне очень понравился. Так же, как и болельщики. Атмосфера в «Черноморце» понравилась тоже. Об этой команде могу сказать всё только хорошее.

— Когда мы в этом чемпионате играли против «Черноморца», в день игры возле гостиницы находились несколько болельщиков, чтобы взять автограф именно у тебя…

— Такое внимание со стороны одесситов очень приятно. К сожалению, они меня не дождались. Но мне лично не передавали, что меня ждут. Если бы сказали, то я бы обязательно спустился и уделил внимание этим людям. Приятно, что меня помнят. Помнят в этом городе.

— Кстати, часто ли тебя узнавали фанаты на улицах?
— Узнавали, но если сравнивать по странам, то на первом месте однозначно Италия. Я, в принципе, там провёл, если не брать «Пьяченцу», не так много матчей, однако был постоянно в обойме команды Серии А, поэтому там узнавали очень часто.

— Не можем не вспомнить твою карьеру в сборной Беларуси, которая началась ещё с юношеских лет. В своё время ты был капитаном молодёжной сборной. Наверняка надеешься когда-нибудь примерить повязку Национальной сборной…
— Честно говоря, никогда об этом не задумывался. Если бы мне задали вопрос и сказали, что у меня есть две секунды на ответ, я конечно согласился бы. Но так далеко пока не заглядываю. Горд и рад, что носил капитанскую повязку той молодёжной сборной, которая добилась пока что самого значительного успеха. У нас была сплочённая, сильная команда. Все были друг за друга, не было авторитетов. Выходили и делали своё дело, добиваясь результата.

— Чемпионат Европы-2011 забыть невозможно?
— Это одно из самых ярких событий в моей карьере. Мы заняли третье место в этом престижном турнире. Кстати, на том ЧЕ выступала и сборная Украины. Состав у них был тоже серьёзный, но немножко не повезло. Сказался уровень соперников. Нам удалось добиться такого результата, который будет повторить очень непросто. Значимость той капитанской повязки, ответственность перед партнёрами и тренерским штабом, болельщиками, возрастала.

— В одном из интервью ты сказал, что успехи твоего нынешнего клуба – луганской «Зари» поспособствовали твоему вызову в сборную. Спасибо тебе за такой искренний комплимент…
— Так и есть. Это были искренние слова. Тренерский штаб смотрит отдельно взятых игроков, тот футбол, который показывает команда и результаты, которые она добывает. Всё это тоже играет свою роль. Футбол – коллективный вид спорта. Меня вызывают в сборную Беларуси, ребят – в сборную Украины. Каждый из нас должен говорить спасибо и своим партнёрам, которые этому способствуют.

— Недавний матч Украина-Беларусь был для тебя принципиальным?
— Это была очень интересная игра. Плохо, что мы не добились положительного результата, но если быть объективным, то Украина сыграла в той встрече очень здорово во всех отношениях и заслуженно победила. Что касается меня в этой встрече, то я действовал в опорной зоне. Давно не играл на этой позиции. Соответственно, не всё получалось так, как мне того хотелось бы. Но повторюсь, очень здорово сыграли украинцы.

— Наши сборники не шутили, что ты теперь по другую сторону баррикад?
— Подобные шутки всегда бывают (улыбается). Посмеялись, но ничего больше.

— Когда-то, во время твоего первого вызова в сборную, ты пел песню «Зеленоглазое такси». Это традиция такая?

— У нас тогда тренером сборной был немец Бернд Штанге. У него была традиция: один из новичков, если это твой дебют, на первой тренировке перед всей командой должен спеть песню и таким способом влиться в коллектив. Кто-то исполнял песни «Руки Вверх», я почему-то выбрал песню Михаила Боярского «Зеленоглазое такси». Было очень забавно.

Кстати, такая традиция была и в Италии. Во время обеда и ужина мы собирались всей командой, кушали за одним большим столом. Пока последний человек не доест, никто не имел права уйти. И вот, когда ты приходишь в команду, если ты новичок, во время одного из обедов или ужинов, ты должен в общем зале встать на свой стул и исполнить песню. В Италии я спел «В лесу родилась ёлочка».

— Перевод песни не попросили?
— Нет. На ломаном английском меня попросили спеть, объяснили, что есть такая традиция. Я думал, что меня молодого, непонимающего язык, «травят» (улыбается). Но потом приходили новые люди, и, вне зависимости от имён и фамилий, каждый становился и исполнял песню.

— Вопрос патриотический: исполняешь ли гимн своей страны перед матчем сборной?
— Да. Когда играл в молодёжной сборной, постоянно пел гимн. Сейчас тоже.

— В «Заре» ты уже освоился, хотя у нас не так долго. Можешь ли сказать, здесь ты чувствуешь себя комфортно?
— Я освоился в команде уже через неделю после своего пребывания. Стал себя чувствовать комфортнее и в футбольном, и в околофутбольном плане. Это касается и жизни, и отношений в коллективе. Чувствую себя на 100% комфортно в «Заре».



— Со всеми одинаково хорошие отношения или с кем-то дружишь больше?

— Не стану выделять кого-то особенно. Так повелось, что в любой команде у меня были ровные отношения со всеми. Возможно, отметил бы Женю Опанасенко, потому что на первых порах мы были знакомы ещё по одесскому «Черноморцу». А в целом, со всеми отношения считаю ровными и это правильно.

— Второй год подряд мы пытаемся пробиться в групповой этап Лиги Европы. Лично для тебя это приоритетная цель?
— Сначала нужно выполнить ту задачу, которая поставлена на чемпионат, а потом уже думать о следующем. Понятно, что расстроились после поражения от «Легии». Недавно были игры Лиги Европы. Я смотрел их с горчинкой по телевизору. Мы понимали, что могли быть на месте одной из команд. Решим задачи, которые поставлены на этот сезон, а потом уже подумаем о следующем.

— Игра в Варшаве выдалась наиболее драматичной…
— Не задумывался об этом. Очень хотелось пробиться в групповой этап. Не стал бы делать акцент на «Легии». В тот конкретный момент они оказались сильнее нас.

— Согласен с тем, что Кубок столь же приоритетен, сколь чемпионат?
— Да. Очень престижно выиграть Кубок. Мы сами перед собой такую задачу должны ставить. Нам это по силам.

— Игры на несколько фронтов спортивно раззадоривают? Ты ведь всё отыграл, практически, «от звонка до звонка»…
— Всё или не всё, а в игру с «Карпатами» вмешались судейские решения, поэтому игру с «Днепром» я пропустил.

— Если судить объективно, ни на кого не жалуясь, было ли твоё удаление в матче с львовянами справедливым?
— Моя первая реакция была следующей: да, было нарушение. Я был уверен в том, что ничего серьёзного не произошло, потому что нападающий «Карпат» грамотно поставил корпус и пытался подставиться. Я был на скорости и просто не успел затормозить. Согласен с тем, что там был фол, но то, что там не было ничего серьёзного и, тем более, я не делал это специально – это сто процентов. Когда судья свистнул, я обратил внимание, а был ли этот фол в штрафной? Когда понял, что за штрафной, вздохнул с облегчением. Но когда арбитр достал прямую красную карточку, даже не знал, что ему сказать. Но он своё решение уже не отменил бы. Оправдываться перед ним тоже не хотел. Принять такое решение на девятой минуте встречи, когда два игрока одной команды находились рядом, я имею в виду Женю Опанасенко, трактовать нарушение, как фол последней надежды не совсем, на мой взгляд, правильно.

— Луганские болельщики ждут и верят, что мы вернёмся. Часто я вижу хорошие отзывы о тебе с их стороны…
— Я очень хочу сыграть в Луганске и увидеть воочию ту массивную поддержку нашей команды. Даже когда сейчас мы играли в Еврокубках, я слышал разговоры ребят и они говорили, что если бы мы играли в Луганске, то на «Авангарде» был бы аншлаг и всё могло бы сложиться иначе. Это помогло бы нам и придало дополнительные силы. Конечно, хочется сыграть в Луганске и увидеть болельщиков своими глазами.

Пресс-служба ФК «Заря»




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн