Главная > Новости > Сергей Рафаилов: «Возвращение Зари в Луганск? Главное — решить вопрос со статусом регионов Донбасса и урегулировать ситуацию, а остальное со временем образуется»

Сергей Рафаилов: «Возвращение Зари в Луганск? Главное — решить вопрос со статусом регионов Донбасса и урегулировать ситуацию, а остальное со временем образуется»

2 марта 2016

РафаиловПредставляем вашему вниманию большое эксклюзивное интервью генерального директора Зари Сергея Рафаилова, с которым беседуем о «запорожском» периоде луганчан и других интересных моментах из жизни клуба.

В нынешнее трансферное окно Заря вызывала немало интереса: здесь и приезд двух экстравагантных бразильцев, и продажа Пилявского в Рубин, и, конечно же, интригующий переход Петряка в Шахтер. В свете того, что команда Юрия Вернибуда готовится отстоять третье место в чемпионате Украины, Заря постоянно находится в фокусе внимания и вызывает интерес.

Однако в этой беседе с главным менеджером луганчан Сергеем Рафаиловым вы не увидите вопросов о Петряке с Пилявским и остальных трансферах, а также о некоторых других моментах жизни клуба. Нет, в этот раз мы решили пообщаться с Сергеем Васильевичем о более глобальных вещах, в частности – о жизни Зари в Запорожье, развитии клуба в последние годы и дальнейших перспективах луганчан.

«Мы не можем перевезти «дубль» в Запорожье, потому что здесь кроме Славутич-Арены только два нормальных зеленых поля — на стадионах Торпедо и Титан»

— Второй сезон кряду Заря базируется в Запорожье, проведя в этом городе уже 15 месяцев. Насколько клуб структурно изменился за это время? И можно ли говорить, что ныне Заря является другой, нежели два года назад?
— Заря изменилась кардинально, ведь клуб фактически разделился и сейчас базируется в нескольких городах Украины. Ведь все привязано к командам, а они живут и играют в разных регионах: главная — в Запорожье, «дубль» и U-19 — в Кременчуге, а ДЮСШ осталась в Луганске. Поэтому между структурами нет ежедневной связи и взаимодействия, какие были раньше. Что касается Луганска, то с ним есть только телефонная связь.

Понятно, все клубные подразделения функционируют и дальше. Но при этом приходится одолевать большие сложности и в плане взаимодействия, и в плане финансирования. Все прекрасно понимают, что футбольный клуб должен выглядеть иначе, нежели сейчас являет собой Заря. Однако есть, как есть. При этом остаются и проблемы в самих Запорожье и Кременчуге, где не хватает тренировочных полей. В Кременчуге U-19 и U-21 вообще все время занимаются на одном искусственном поле.

— Перевезти «дубль» в Запорожье представлялось возможным? К этому были предпосылки?
— Нет, эта возможность отсутствует. Вся проблема в полях: в Запорожье фактически нет пригодных для постоянной работы полей. За исключением Славутич-Арены в городе только два нормальных зеленых газона – на стадионах Торпедо и Титан. Но Титан очень загружен областным и городским соревнованиями, а также различными аматорскими турнирами. Поэтому приезжим командам тренироваться просто негде. Да, есть еще база Металлурга, но она пока остается базой Металлурга (разговор состоялся еще до появления информации о том, что Заря хочет арендовать несколько полей на базе МЗ — прим. М.С.). Поэтому первая команда обосновалась на Торпедо, а вот для «дубля» места нет.

— А как работает ДЮСШ, которая осталась в Луганске?
— По сути, ДЮСШ в своем привычном виде исчезла. Дети просто занимаются под руководством наших шести тренеров, которые остаются сотрудниками Зари и получают от нас зарплату. Все группы тренируются на искусственном поле стадиона Авангард (именно на этом поле команда Зари U-21 проводила домашние матчи чемпионата дублеров – прим. М.С.).

— Каково нынешнее состояние стадиона Авангард?
— Если говорить в общем, то стадион цел, трибуны не разрушены. Да, в прошлом году случилось одно-два попадания снарядов непосредственно в арену. Я был там, когда ездил в Луганск: конечно, поле неухоженное и заросшее, но не в катастрофическом состоянии. Если специалисты возьмутся за газон, он быстро придет в порядок. А вот поле на стадионе Юбилейный, где раньше тренировалась команда, действительно в ужасном состоянии: там буквально бурьян по пояс. А на Авангарде по мере возможностей за полем и стадионом ухаживают: газон более-менее досмотрен, полив работает, табло исправно (не знаю только об освещении). Но из-за нехватки ресурсов и специалистов никто не ухаживает за полем полноценно, поэтому оно ждет лучших времен.

«Каждый месяц кто-то из футболистов приходит и говорит: «Мне хозяева квартиры поднимают цену на аренду жилья»

— Зачастую двум командам тяжело делить один город. Каково было Заре уживаться рядом с запорожским Металлургом?
— К сожалению, спустя время у меня сложилось впечатление, что в Запорожье футбол никому не нужен – ни функционерам, ни простым болельщикам. Люди попросту не ходят на футбол и не проявляют интереса. Например, Заря в 1/8 финала Кубка Украины играла с перволиговым Гелиосом из Харькова. Казалось бы, 1/8 финала национального Кубка, играет команда Премьер-лиги на хорошем стадионе. Но в итоге поединок посетило около 100 человек…

Это же касается и большинства матчей чемпионата Украины. Да, на встречи с Динамо и Шахтером приходит по несколько тысяч. Но если в Луганске у нас средняя посещаемость была 12 тысяч, то здесь – где-то 1,5 тысячи. Это же касается и запорожского Металлурга: на его матчах тоже было мало зрителей. Поэтому футбол здесь мало кому интересен. Помню, даже когда Заря играла в первой лиге, в Луганске на трибунах было предостаточно людей. Или когда команда боролась за выживание в высшей лиге. Само собой, сегодня в ситуацию вносит коррективы обстановка в стране, политика и экономика. Есть у людей деньги и возможность ходить на стадион – они будут ходить. Нет возможностей – приходится отказываться.

— Наверное, это небольшой парадокс, что именно в такие тяжелые времена Заря вышла на новый уровень и демонстрирует успехи на внутренней арене, регулярно играя в еврокубках?
— Почему же? Все закономерно: это результаты работы клуба и тренеров, а также заслуга футболистов. У нас было желание прогрессировать, и даже в нынешних условиях команда имела все необходимое для роста. Естественно, на домашнем стадионе при поддержке родных болельщиков это выглядело бы куда лучше, с дополнительными эмоциями. Но это не является главным фактором успеха.

— Какую часть своего бюджета Заря тратит на пребывание в Запорожье? И оказывают ли какую-то помощь городские власти?
— Далеко не все хотят идти на компромисс. Даже местные жители, которые сдают квартиры футболистам, твердо держат цены и периодически повышают их. Каждый месяц кто-то приходит и говорит: «Мне хозяева квартиры поднимают цену на аренду жилья».

Что касается самих расходов, то они существенно выросли. Просто жизнь в Запорожье нам обходится дороже. В Луганске у нас был свой стадион, база, кафе, где мы кормили команды всех возрастов. Академия могла содержать иногородних детей, предоставляя жилье и трехразовое питание. Сейчас все это осталось в прошлом.

— А как решается «квартирный вопрос» в Кременчуге?
— Тоже снимаем квартиры, но там молодые ребята группируются и живут в одной квартире по несколько человек.

— На каких условиях Заря играет на Славутич-Арене?
— Мы заключили со Славутич-Ареной договор на определенный период, а платим уже по факту за сыгранные матчи. Сколько обходится один поединок? Дорого. Думаю, дороже среднего показателя, который можно вывести из стоимости матчей на остальных стадионах…

Вот, например, мне удалось побывать в Бельгии и пообщаться с руководством Шарлеруа во время нашей с ними встречи в Лиге Европы. Они платят за аренду стадиона 50 тысяч евро в год. Это меньше, чем мы платим в Запорожье, если проводить перерасчет на евро. Но здесь более важен другой момент: они заплатили деньги, и их не волнует наем стюардов, организация служб безопасности, уход за полем и т.п. Всем этим занимаются администрация арены и городские службы. У нас же, заплатив за аренду стадиона, клуб должен самостоятельно позаботиться о многих других вещах.

Но самое интересное, что деньги за оплату стадиона не уходят на благоустройство самой арены – они уплывают непонятно куда. В итоге получается парадокс: Славутич-Арена зарабатывает деньги, но не имеет возможности потратить их благоустройство или другие цели.

— То есть за время пребывания Зари в Запорожье Славутич-Арена не проходила ремонтные работы или какое-то благоустройство?
— Нет, нельзя сказать, что все абсолютно «мертво». Директор стадиона постоянно пытается что-то делать, но это не соответствует размеру арендной суммы. Если бы хоть половина тех денег использовалась по назначению, стадион наверняка бы уже приобрел собственную технику по уходу за полем. А так Металлург сейчас ушел, вместе с этим забрав и свою технику. Кто и как теперь будет ухаживать за полем – непонятно.

— Вариант «играть на Торпедо» не рассматривался?
— Нет, к сожалению, сегодня Торпедо не соответствует требованиям Премьер-лиги.

«Минимальную цену за билеты на чемпионат Украины надо довести до стоимости бутылки водки»

— В нынешнем сезоне Зарю все больше называют самым реальным претендентом на бронзовые медали чемпионата Украины. Вы, как генеральный директор клуба, видите реальные основания для такого прорыва?
— Думаю, это не чей-то взгляд, а больше желание. Желание болельщиков и всех неравнодушных к Заре. Но желание – это одно, а реальность – совсем другое. Поэтому я не люблю делать громких заявлений. Например, давайте вспомним наши матчи с Легией в Лиге Европы. Тогда часто слышалось: «Заря должна обыгрывать поляков и выходить в групповой турнир». Но мне интересно – почему именно «должна»? Согласно каким показателям делается такой вывод? У нас что, лучше бюджет и инфраструктура, чем у Легии? Нет. Какая составляющая у нас лучше, которая позволяла допускать слово «должны»? Само собой, Заря обязана отдавать все силы для победы. А дальше – как сложится. Так и в разговоре о бронзовых медалях Премьер-лиги – почему мы должны занимать третье место? За счет чего?

— Допустим, болельщики основываются на прогрессе вашей команды в целом, улучшении уровня игры и росте футболистов в частности…

— Согласен, в игровом плане у нас прогресс, за что большое спасибо всем причастным к этому. Но в других направлениях – регресс. Мы находимся в статусе беженцев, имеем немало организационных проблем, которые влекут за собой остальные моменты. Порой даже становится проблемой достучаться до игроков и удерживать их в отменном состоянии. Была ситуация, когда Никита Шевченко не находил себе места, переживая за родителей в Горловке во время серии обстрелов этого города. Или взять того же Никиту Каменюку – у него все остались в Луганске. И таких моментов очень много, так что наше функционирование – довольно непростой и тяжелый процесс.

Поэтому в нашем случае, считаю, неуместно употреблять «должны» или «не должны». Само собой, Заря как клуб и как команда сделает все возможное для достижения высоких результатов. В первую очередь футболисты стремятся от матча к матчу повышать общий уровень игры. А какое место мы займем в итоге – посмотрим весной. Да, некоторые клубы ставят себе конкретные задачи. Мы же так не поступаем. У нас всегда задача только одна: «Играть как можно лучше».

— Два года кряду Заря выступала в квалификации Лиги Европы, провела немало интересных матчей с разными командами. Какой самый интересный опыт остался у вас после этих еврокампаний?
— Футбол футболом, но я очень много интересовался тем, как живут клубы за границей. В этом плане всегда хотелось отметить, как именно устроено существование зарубежных ФК. Так вот, в Европе все клубы являются акционерными обществами, которые могут реально зарабатывать, и при этом футбол не рассматривается как игрушка богачей. Там люди один раз вложили средства, и если клуб станет убыточным, больше не вложат. 15 млн евро – значит 15 млн евро, пожалуйста. Но если не будет заработка, на следующий сезон денег никто не даст.

У нас же восприятие жизни футбольных клубов совсем иное. Существование ФК рассматривается как какое-то меценатство без мыслей о заработке. У нас владелец-президент клуба как бесконечный меценат: дал денег раньше, дает деньги сегодня и должен дать потом. Сам же ФК, к сожалению, никак не зарабатывает. Да и многие вещи в Украине устроены неправильно. Например, футбольное ТВ – бесплатно. Но почему? Футбол – это произведенное клубами зрелище, за которое надо платить. Люди же ходят на концерты и в театр за деньги, и никто не говорит артистам «вы должны петь бесплатно». А футбол почему-то рассматривается иначе. Это чистой воды популизм. Только платное телевидение и соответствующие цены на билеты – тогда и клубы будут иметь возможность зарабатывать, и болельщики иметь право что-то требовать.

— Не интересовались, какой доход Шарлеруа от ТВ-трансляций?
— Интересовался – 4 млн евро в год (и это при бюджете в 15!). А я уже не говорю о других статьях доходов: продажа клубной продукции, трансферы, премиальные от УЕФА в случае выступления в еврокубках.

— Что в этом плане примечательного было в Польше во время матчей с Легией?
— У Легии, например, бросилась в глаза отличная заполняемость стадиона при минимальной стоимости билетов на еврокубки в 20 евро. И 90 процентов болельщиков сидят в футболках и шарфах Легии. А все это – деньги в клубную кассу.

Пока наши болельщики этого не поймут, в Украине не будет улучшаться ситуация. «Хотите качественный футбол – платите за него» — вот что нужно понять украинским любителям футбола. Ведь нет ни одной причины, по которой футбол должен оставаться бесплатным. Поэтому должно быть и платное ТВ, и цены на билеты надо повышать и доводить минимальную стоимость до стоимости бутылки водки. Но, к сожалению, в наших условиях это невозможно. И наш футбол будет только регрессировать, а команды – исчезать, потому что никуда от этого не денешься. Ведь экономика тоже падает, и никто не может так просто поддерживать клубы и приглашать качественных игроков.

«Я считаю, что Заря могла играть матчи Лиги Европы в Запорожье. Ведь домашние арены других участников еврокубков и рядом не стоят со Славутич-Ареной»

— После знакомства с методами работы зарубежных коллег пытались что-то внедрить в Заре?
— Методы работы зарубежных клубов вряд ли можно воплотить в наших реалиях. Да и дело не в самих действиях клубов, а в экономике. Хотелось, чтобы мы могли строить клубную экономику точно так же и не зависеть от успешности хозяина. Клубы сами могут и должны доказывать свою состоятельность. Но это долгий путь, который проходит и сквозь наш менталитет, и через множество других вещей. Пока люди не перестанут думать, что все должно даваться даром, футбол не сможет зарабатывать. К слову, отсюда будет и соблюдение финансового фэйр-плей: клубы станут тратить столько, сколько они сумеют заработать для этого. А у нас мы платим за аренду стадиона 180 тысяч грн, а на билетах зарабатываем 2 тысячи Вот и вся экономика.

— Если Заря пробьется в Лигу Европы по итогам этого сезона, собираетесь ли вы обращаться в УЕФА с просьбой рассмотреть возможность играть еврокубковые матчи в Запорожье?
— Мы постоянно подаем такие бумаги. Но бумаги бумагами, а само дело сложное… Конечно, если мы пробьемся в Лигу Европы, то снова обратимся в УЕФА с соответствующими письмами. Но от Зари здесь ничего не зависит. В большей степени все зависит от ФФУ, которая постоянно находится на связи с УЕФА и регулирует подобные вопросы.

— В этом сезоне были хоть малейшие шансы сыграть матчи Лиги Европы в Запорожье?
— Лично я считаю, что мы могли играть с Шарлеруа и Легией в Запорожье. Потому что, увидев домашние арены других участников еврокубков, смело могу сказать – они и рядом не стоят со Славутич-Ареной. Да и УЕФА оценивает арены как-то выборочно… Например, в Украине они везде оценивают доступность автотранспорта и места для парковок рядом. А у Шарлеруа, к слову, стадион зажат со всех сторон в жилой квартал, и доступ автотранспорта к нему плохой. Даже наш автобус не мог заехать к арене, поэтому команде пришлось выходить неподалеку и добираться до стадиона пешком. Я уже не вспоминаю о стадионе в Албании (там Заря в прошлом сезоне играла в квалификации Лиги Европы с местным Лячи — прим. М.С.), где на стадионе нет толкового современного табло…

Но если в других странах к подобным моментам УЕФА относится мягко, то у нас такое никак не разрешается. Да, в Украине есть военная ситуация. Но все уже знают, где и насколько далеко от Запорожья и других городов находится проблемный регион. И сама же Славутич-Арена соответствует всем требованиям. В общем, когда придет время поднимать этот вопрос, мы его поднимем.

— Насколько вырос общий интерес к Заре, когда команда начала играть в еврокубках? Вы почувствовали, что клуб стал хоть немного узнаваем в Европе, даже после баталий с Фейенордом?
— Постоянно общаясь с руководителями разных клубов и многими агентами, могу сказать смело – в Европе украинским футболом вообще никто не интересуется. Его никто не смотрит и толком не знает. Лишь когда украинские команды удачно играют в нескольких этапах еврокубков, тогда в нашу сторону также начинают смотреть. А так даже наши соседи – поляки, и те особо не следят за Украиной.

— На ваш взгляд, почему так происходит?
— У нашего футбола есть какая-то «закрытость». И лишь когда отдельные клубы начинают проявлять себя на евроарене, сразу появляются разговоры о команде в целом, и о футболистах в частности. После того, как мы достойно провели две еврокампании, Европа открыла для себя целый ряд футболистов Зари. Например, на один из наших матчей точно хотели приехать скауты из Европы – они просили помочь с билетами на этот поединок. Но этот интерес касается только футболистов, все остальное никого не интересует. Кто бы чего не говорил, а в Европе не знают украинский футбол. Те же скауты Шарлеруа и Легии впервые толком увидели Зарю только во время личных встреч с этими командами.

Помню, во время жеребьевки Лиги Европы представители Шарлеруа радовались попаданию на Зарю. Ведь они попросту ничего не знали о нас, поэтому относились соответственно. А реальный интерес начинает проявляться уже тогда, когда мы успешно играем в еврокубках. Помню, как увеличилась посещаемость клубного сайта Зари накануне матчей с Легией, ведь большой приток дали болельщики из Польши. Это, кстати, надо взять на заметку чиновникам как свидетельство истины «через футбол люди узнают страну». Узнают не только команду и клуб, но и город, и регион, да и просто Украину.

— Скауты часто обращаются к вам с желанием приехать на матч Зари в чемпионате Украины?
— Очень редко, потому что зачастую скауты решают все вопросы по своим каналам. Лишь изредка они обращаются в клуб за какой-то помощью. Тем более, сейчас у каждого футболиста есть свой агент, с которым и контактируют скауты.

«До сборной Украины в аренде в Заре доросли пять человек. Разве это плохо, учитывая их арендный статус? Дай Бог каждому пройти такой путь!»

— С наступлением кризиса в украинском футболе стало тяжелее вести трансферную деятельность и продавать футболистов?
— Естественно, ведь к нам относятся как к младшим братьям и часто считают украинских футболистов дармовыми. Например, от нас Шунич ушел за 1 млн евро, а уже из российской Кубани – за 3,5 млн евро. Здесь роль играет множество факторов: от статуса клуба до положения в турнирной таблице. Одинаковых футболистов из Зари купят за одну сумму, из Шахтера – за другую, из той же Кубани – за третью. Но таковы реалии маркетингового мира, и от них никуда не деться.

— Вы видите проблему в том, что Заря не заработала на трансферах Хомченовского, В.Вернидуба и Максима Белого? Ведь все они покинули Зарю свободными агентами…
— Свободными агентами? Конечно, можно останавливаться и на источниках, которые так утверждают… Но я всегда говорю – бесплатных футболистов не бывает. В какой форме и на каких условиях происходят трансферы – это уже другой вопрос. Вознаграждение может выражаться как в денежном эквиваленте, так и в других формах. Но бесплатных футболистов не существует. Ни мы никогда не брали игроков безвозмездно, ни от нас никто не уходил даром.

— В последние годы Заря немало прибегала к арендам футболистов, особенно из донецкого Шахтера. Но при этом уже несколько раз «нарывалась» на запреты того же Шахтера использовать арендованных в личных встречах… Учитывая эти факторы, как вы относитесь к последним обсуждениям об ограничении аренд и регулировании арендных условий?
— В целом я отношусь к арендам вполне нормально. Ведь когда мы арендуем футболиста, мы прекрасно понимаем, для чего мы это делаем. Мы понимаем, что на сегодняшний день человек усилит игру нашей команды и в ближайшем будущем принесет нам пользу. Но не более. Поэтому никто не строит никаких иллюзий и не жалуется.

И я не понимаю этой шумихи вокруг обсуждений на тему «надо запретить или ограничить аренды». Любое ограничение – это плохо, не надо никого ни в чем ограничивать. Если клуб может добиваться серьезных задач, но при этом не может воспитывать высококлассных игроков, то почему ему не брать футболистов в аренду? Тем более, сами игроки также растут в нашей команде. До сборной Украины в аренде в Заре доросли Малышев, Малиновский, Будковский, Шевченко, Караваев – пять человек! Разве это плохо, учитывая их арендный статус? Дай Бог каждому пройти такой путь. Я считаю, тема аренды поднимается лишь теми, кто обеспокоен сугубо турнирными аспектами через призму успешности киевского Динамо. Мол, вот Динамо (и тот же Днепр) они обыгрывают, а Шахтер…

— В последние пять лет Заря совершала попытки выкупить контракт кого-то из арендованных у Шахтера?
— А раньше их никто и не продавал. Ведь академия Шахтера не работает на продажу футболистов, она воспитывает игроков для самого Шахтера. У донетчан хватает денег вести такую политику, поэтому продавать собственных воспитанников высокого класса никто не будет.

«Возвращение Зари в Луганск? Главное — решить вопрос со статусом регионов Донбасса и урегулировать ситуацию, а остальное со временем образуется»

— Насколько активно в жизни Зари принимает участие ее президент Евгений Геллер? Как часто вы общаетесь и видитесь с ним?
— Мы общаемся каждый день по несколько раз. Ведь нельзя вести экономическую деятельность клуба без его владельца. В то же время Евгений Борисович ежедневно общается и с главным тренером. То есть президент интересуется не только общими делами клуба, но и команды. Да, Геллер также является депутатом Верховной Рады Украины, но Заре он уделяет много внимания.

— Многие болельщики не перестают волноваться за Зарю в контексте ее трудного положения и обеспечения Геллером… Что можете сказать по этому поводу?
— Об этом надо спрашивать у самого Геллера. При всех нынешних сложностях в Украине Евгению Борисовичу надо отдать должное за содержание Зари на надлежащем уровне. Ведь все его предприятия остались на Донбассе и испытывают трудности. Поэтому экономическая составляющая дается нам с трудом, и мы не скрываем – у Зари есть трудности, а перед футболистами существуют задолженности. Но люди не сидят без денег, и утверждение «месяцами не получают зарплату» — это неправда. Однако, как ни крути, проблемы есть. Мы пытаемся их решать максимально эффективно, но главное препятствие этому – отсутствие возможностей зарабатывать кроме продажи футболистов. Если бы ФК могли зарабатывать, ситуация в украинском футболе была бы совсем другая.

В то же время всем – руководителям, футболистам и персоналу клуба – надо понимать, что пришла пора «делать легче» расходную ведомость. А какая основная часть этой ведомости? Зарплата футболистов. Да, с нынешними контрактами уже ничего не поделаешь, но новые соглашения оформляются уже на других условиях. Но здесь есть и другая сторона медали: президент клуба должен понимать, что нельзя слишком занижать расходы и зарплаты, если ты ставишь перед собой большие цели.

— Часто говорите с Евгением Борисовичем о возвращении команды в Луганск?
— В ближайшее время это невозможно, поэтому нет и подобных разговоров. Когда возвращение станет реальным, тогда и будем думать. Что касается сегодняшней ситуации, то надо понимать: футбольной инфраструктуры (нашей базы и тренировочных полей) в Луганске нет, аэропорта – нет, в следствие нет и полноценной возможности для работы. Сегодня я не представляю, как это все может происходить, кто будет финансировать восстановление и осуществлять ремонт объектов. Тем более, аэропорта нет не только в Луганске, но и теперь в Донецке. Как команды могут добираться в Луганск? Вариант «на автобусе из Харькова или Мариуполя» мало кому понравится…

В общем, сейчас я не хочу даже думать об этом. Да, со временем болельщики могут сказать: «Конечно, было бы хорошо видеть возвращение Зари в Луганск». Но для этого надо выполнить массу работы и разрешить массу проблем. Главное – решить вопрос со статусом этих регионов и урегулировать ситуацию, а остальное со временем образуется.

— Знаю, время от времени вы бываете в Луганске. Какая обстановка царит там, и продолжают ли в Луганске следить за Зарей?
— Да, Зарю помнят и по возможности смотрят наши матчи. Обстановка нормальная: люди живут, работают, ходят по магазинам… Конечно, вечером людей на улицах становится гораздо меньше, ведь действует комендантский час. Но днем жизнь идет, функционирует общественный транспорт.

Кстати, я был удивлен, когда увидел движение на дороге из Донецка в Макеевку – машины ходят очень живо, как до войны. Понятно, что в центральных районах видны последствия ситуации. По той же улице Артема в Донецке большинство магазинов закрыто, людей мало… Однако в целом жизнь идет: транспорт ходит, дороги ремонтируются, цветы высаживаются, стекла в окна вставляются, памятник Шевченко краской не забрызган (улыбается)… Даже мусор вывозится регулярно, чего я не видел в мирное время.

В общем, все нормально, люди довольны тем, что уже никто не стреляет, регион потихоньку возвращается к мирной жизни. Тех же военных на улице почти нет – если и встречаются, то без оружия. Единственное, что вызывает сложности – пропускная система. При таком порядке людям тяжело, ведь на многие товары высокие цены из-за блокады со стороны Украины.

— Сейчас есть предпосылки для того, чтобы Заря задумалась над сменой Запорожья как базового города? Или чувствуете себя здесь как дома?
— Этот вопрос очень сложный. Мы не раз обсуждали эту тему, я объездил немало городов в Украине… К сожалению, в нашей стране не так много мест, куда можно было бы сразу переехать команде Премьер-лиги. Так что пока мы находимся в Запорожье, а в будущем жизнь покажет. У нас уже было не одно предложение от разных городов, но все они не соответствуют требованиям работы команды Премьер-лиги. В общем, с альтернативными вариантами сложно, однако все может быть. Не будем загадывать наперед.

sportarena




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн