Главная > Новости > Сергей Рафаилов: «Кому не нравится политика клуба, пусть поможет нам деньгами»

Сергей Рафаилов: «Кому не нравится политика клуба, пусть поможет нам деньгами»

28 апреля 2016

РафаиловЧемпионат подходит к концу, места, по сути, уже распределены, впереди еще три тура и полуфинал Кубка страны. Луганская «Заря» в нынешнем сезоне, несмотря на потерю целого ряда игроков, не только не потеряла свои позиции в турнирной таблице, а даже борется за медали нацпервенства и кубковый трофей.
Впереди игры Лиги Европы и короткое летнее межсезонье, которое снова может существенно изменить состав команды. Не дожидаясь «финального свистка», корреспондент «СО» созвонился с генеральным директором ФК «Заря» Сергеем Рафаиловым, чтобы узнать планы команды на следующий чемпионат и Лигу Европы из первых уст.

— Я обычно на вопросы о планах не отвечаю. Почему? Потому что сейчас жизнь в стране, и в частности в футболе, такова, что очень сложно что-то загадывать наперед. Усиление состава? Если команда выступает успешно в чемпионате страны, борется за призовое место, дошла до полуфинала Кубка, третий год кряду будет участвовать в розыгрыше еврокубка, для чего усиливаться? Объясните мне. Какой смысл? Выиграть Лигу Европы? Это нереально для любого клуба Украины. Другое дело, у нас могут быть какие-то потери в составе. Это естественно. Политика клуба, политика президента — играть, прежде всего, для зрителя. Но если нашими футболистами интересуются клубы более высокого ранга, если это будет выгодно клубу и футболисту, то мы препятствовать не станем. У нас играют много арендованных, сроки аренды у некоторых заканчиваются вместе с чемпионатом. Вполне возможно, они вернутся в свой клуб. Тогда мы будем искать игроков на их место. Хотя уже сегодня у нас в составе есть по два человека на место. Вот это то, что касается планов.

— Озвучьте для луганских болельщиков официальную версию по Ивану Петряку. Права на его трансфер принадлежат «Заре» или «Шахтеру»?
— У Ивана подписанный контракт с донецким «Шахтером». В «Заре» он находится на правах аренды. Что дальше? Будем разговаривать с руководством «Шахтера», чтобы он еще какое-то время продолжил карьеру в «Заре». Это и ему полезно, и команде. Поскольку «Днепру» запретили выступать в еврокубках, то мы занимаем его позицию и, скорее всего, начнем участие в Лиге Европы сразу с группового этапа. Это новый вызов и для клуба, и для футболистов. Не факт, что кто-то из них еще когда-нибудь сможет сыграть в групповом этапе еврокубка. Поэтому будем вести переговоры по окончании чемпионата. Да мы уже сейчас вступили в переговорный процесс, чтобы определиться, кто из тех футболистов, у кого заканчивается арендный контракт, остался в команде. Мы бы хотели оставить всех. Но тут необходимо не только желание одного клуба, решение другого, но и мнение самого футболиста.

— У Юрия Вернидуба нынешним летом заканчивается контракт с «Зарей». И он неоднократно заявлял, что до конца чемпионата эту тему не обсуждает. Но болельщики не хотят ожидать срока истечения договора, а жаждут услышать ответ сейчас. Останется ли самый успешный тренер последних лет у руля «Зари» или нет?
— С тренером идут переговоры, и я думаю, что с вероятностью 99 процентов Юрий Николаевич останется в клубе.

— В Интернете много трансфеных слухов. Один из них о том, что якобы Ротань по окончании чемпионата переходит в «Зарю»…
— Задавайте вопросы тем, кто такое пишет. Я удивляюсь, откуда люди знают о клубе больше, чем знаю я. На сегодняшний день, кто уйдет из «Зари» и кто придет в «Зарю», никто точно ничего сказать не может. Ну, может, я кое-что знаю. Но это не Ротань. Естественно, мы просматриваем футболистов, понимая, что может быть, мы не сможем сохранить нынешний состав в том виде, в котором он сейчас есть. Ищем игроков, которые были бы не хуже. До последнего времени нам это удавалось. Мы будем стараться делать это и дальше. Да, бывают и ошибки в трансферной политике. От этого ни один клуб не застрахован. Вот взяли Дорошенко. Парень хорошо играл в другом клубе, а здесь что-то не так, что-то не получается. Зато все остальные радуют. Танковский заиграл, тот же Тотовицкий прибавляет. А бразильцы… Защитник — игрок основного состава. Паулиньо уже выходит и забивает. Есть еще Безбородько и Квасов, на которых мы рассчитываем. Каждый год после ухода группы игроков нам предвещают крах, а мы не только не опускаемся в турнирной таблице, а решаем более высокие задачи. Поверьте, что тренерский корпус, руководство клуба и те, кто отвечает у нас за селекцию, смотрят далеко вперед. Кому не нравится такая политика клуба, пусть поможет нам деньгами. Мы купим Месси, Рональду. Надо понимать — мы небогатый клуб, и пока ведем такую политику.

— Не могу не затронуть инцидент, произошедший с молодежным составом команды.
— Это был страшный удар по клубу. Мы вынуждены были отчислить 11 игроков, замешанных в договорных матчах. Мы серьезно рассчитывали, что половина из них станут игроками основного состава. А так шесть лет работы мы просто потеряли.

— А иначе нельзя было поступить?
— А другого варианта не было. Это даже не обсуждалось. Если молодой человек принимает участие в подтасовке результатов игр, как ему потом можно будет доверять? Футболисты, может, и получали копейки, а ставки там были в некоторых случаях — сотни тысяч долларов. Те, кто за ними стоял, зарабатывали очень большие деньги. Теперь они все «на крючке». Их уже не отпустят, даже если они и заиграют где-то. Сейчас этим занимается прокуратура. По сути, мы спасли их от суда. Мы приняли это решение до вступления соответствующего закона в силу. В той же Италии за это сажают в тюрьму на долгие годы. Надеемся, что для них это станет большим жизненным уроком. Надо раскрутить эту цепочку до конца, выйти на организаторов. Ну, представьте: играет основной состав — и на эту игру ставят максимум по нескольку сотен долларов. А на U-19 — более ста тысяч долларов. Вот скажите мне, что нужно сделать ставку на какой-нибудь матч юношеского чемпионата какой-нибудь Чехии. Я доллара не поставлю. Я не слежу за этим, я не знаю, кто и как там играет.

— Как развивается история с выплатой долгов Лозинскому?
— Как вы знаете, он выиграл суд, и мы ежемесячно переводим на его счет определенную сумму. Мы представили график погашения долга в КДК ФФУ и в УЕФА. Основная часть уже выплачена. Он и его адвокаты хотели все сразу. Но мы не можем выплатить эту сумму сразу. Есть другой вариант — мы отказываемся платить долги, банкротим клуб, регистрируем новый и начинаем со второй лиги. Как это сейчас делает та же «Волынь». Можно было так поступить. Кому от этого стало бы легче? Сегодня очень сложно содержать команду. Учитывая экономику страны, войну и другие факторы, футболисты не должны получать такие высокие зарплаты. Средняя зарплата в балканских странах — 1500-2000 евро. Сюда они приезжают и хотят — 20 тысяч. Единичные клубы Бельгии, Швейцарии, которые платят 10-15 тысяч. А у нас было время, когда за 10 тысяч играть никто не хотел.

Сейчас отношение к контрактам нужно всем пересматривать: хозяевам клубов, руководителям, тренерам, футболистам. Очень сложно объяснить футболисту, что в стране, где пенсия — две-три тысячи, получать зарплату в 200-300 тысяч — это ненормально. Есть такое понятие, как «финансовый Fair Play». Там написано, что клуб не должен тратить больше, чем зарабатывает. А как мы можем зарабатывать, если на организацию матча мы тратим 180 тысяч, а билетов продаем на 12 тысяч? Мы же не суперклуб Европы. Вот я был в Барселоне. Там только экскурсия по стадиону стоит 23 евро. И очередь нескончаемая. Футболка Месси стоит 110 евро. И за ними очередь, как в аэропорте. Клубный магазин в три этажа. И мы видим, что на матчах у них всегда полный стадион. Минимальная стоимость билетов — 65 евро. Плюс телевизионные трансляции. Но это — суперклуб.

Вот мы играли с «Шарлеруа». Хозяева говорят, что купили клуб за определенную сумму, и он сам зарабатывает себе на жизнь. Все, они больше денег в него не вкладывают. В Европе телевидение дает почти половину бюджета клуба. А у нас популизм. Все всё хотят бесплатно. Билет на футбол стоит дешевле бутылки пива — все равно дорого. Пока мы не поймем, что зрелище должно быть платным, ничего не изменится. Болельщики кричат, мол, наша «Заря». А какая она ваша? Ваша она будет, когда у вас будут механизмы влияния. Вот когда футболисты будут понимать, что их зарплата зависит от наполняемости трибун на матчах, тогда они будут играть и стараться понравиться зрителям. А сейчас зритель их не интересует. Они хотят понравиться владельцу клуба. Пока какой-то дядя выкладывает свои деньги на команду, болельщики — никто. Они не имеют никакого влияния на игроков. И эту систему надо менять. Английская футбольная ассоциация получает от телевидения три с половиной миллиарда фунтов стерлингов. Там команда самого низшего ранга, чуть ли ни первенства области, получает до 200 тысяч фунтов. Кроме того, телекомпания «Sky» умудряется еще перепродать права на ретрансляцию другим компаниям.

— Вам возразят — там другой футбол.
— Так давайте идти к такому футболу. Учите футболистов играть для зрителей, а не для дяди. Если зрители будут платить за телетрансляции, за билеты, за атрибутику, тогда они получат рычаги влияния на футболистов. Никто же не требует сейчас в Украине платить даже по 30 евро за билет. Заплатите по 2 евро. У нас сейчас самый дешевый билет стоит 20 гривен. Это даже не один евро. А мы играли в Албании — там такая деревня — и то билеты были по 5 евро. И почти полный стадион. Другой пример. Мы были на сборах в Словении и приехали играть в венгерскую деревню. Прекрасное поле, огороженное сеткой-рабицей. И жители, и приезжие покупали билеты на футбол! Я спрашиваю: «А зачем, можно же смотреть из-за сетки?» А они говорят, что надо же поле как-то содержать.

— Вопрос по играм Лиги Европы в Запорожье уже решен?
— Окончательно пока нет. Мы провели целый ряд организационных мероприятий, распределили обязанности по каждому пункту регламента. Это касается и стадиона, и людей, отвечающих за правопорядок, городских властей. Подготовили для УЕФА пакет документов в плане того, что уже есть на стадионе, что необходимо сделать и что мы планируем сделать. Нашу работу одобрила и Премьер-лига, и ФФУ, поддерживают нас власти Запорожья, так что с большой долей вероятности УЕФА пойдет нам навстречу. Еще будут две-три инспекции, которые проверят соответствие требованиям. Требования очень высокие. К примеру, на стадионе четвертой категории должны быть оборудованы 25 комментаторских кабин, 100 мест для журналистов, соответствующая нагрузка по Интернету, 1000 квадратных метров для размещения ПТС и так далее. Этим требованиям в стране соответствуют только те стадионы, которые были построены к Евро-2012. Пока мы находим понимание и поддержку во всех структурах.

— К этим матчам, в отличие от чемпионата УПЛ, зрительский интерес должен быть большим…
— Мы понимаем, что играем не у себя дома. Здесь люди приходят смотреть не на «свою» команду, а на чужую. Когда «Заря» играет не с «Динамо», не с «Шахтером» и не с «Днепром», на стадион приходят совсем мало болельщиков. На последней игре с «Днепром» было пять тысяч зрителей, три с половиной из которых, я думаю, приехали из Днепропетровска. Конечно, если бы все это происходило в Луганске, тут бы очереди стояли за лишним билетиком. Я помню, когда мы играли дома, то у нас средняя посещаемость игр была на уровне 12 тысяч. Сегодня это немыслимая цифра для любых игр чемпионата Премьер-лиги. У нас в Запорожье иногда на матчи приходят по 700-800 человек. Да, у них сейчас своей команды нет, и нас там пока не полюбили. В целом, в Украине сейчас людям не до футбола.

— А если не в Запорожье — снова в Киеве?
— У нас выбор небольшой. Мы понимаем, что в том же Киеве нам сложно проводить подобные соревнования. Мы два года подряд там играем, и всякий раз получаем штрафные санкции от УЕФА за поведение болельщиков, которое оставляет желать лучшего. Сначала у них были конфликты с голландскими болельщиками, потом — с польскими. Стадион «Динамо» сегодня в плане безопасности не очень соответствует требованиям. «Олимпийский» — другое дело, но он гораздо дороже в плане аренды.

— Какие сейчас настроения в команде?
— Мы пока играем не дома. Что будет дальше? Это зависит не от футболистов и не от руководства клуба. На сегодня мы — «Заря» Луганск! Название не меняли и пока не собираемся. Но вынуждены играть в Запорожье потому, что идет война. Вернуться в Луганск и играть на местном уровне? Для этого нужна команда совсем другого уровня с другими футболистами. Чтобы играть на высоком уровне — сегодня легитимным является только чемпионат Украины. У нас такие условия, мы в них живем и играем. Хотим ли мы вернуться домой? Естественно, что футболисты, которые родились и выросли в Луганске, хотят жить дома. И мой дом не в Запорожье, а в Макеевке. Она ближе к Луганску. Да, все вспоминают о луганских болельщиках и полных трибунах стадиона «Авангард».

В Луганске очень много средств было вложено в создание инфраструктуры. Сейчас ее нет. База в Счастье, насколько я знаю, сгорела. За полем в поселке Юбилейный никто не ухаживает, поля в Новосветловке, которое мы сделали, тоже нет. К счастью, стадион «Авангард» не сильно пострадал. За полем ухаживают. На искусственном газоне тренируются и играют дети. Одним словом, прежней инфраструктуры нет. Как ее восстанавливать? Кто это будет делать? Вот через призму всех этих вопросов и надо смотреть на возможность возвращения команды в Луганск. Да и вообще, пока не будет мира, говорить о футболе бессмысленно. Мы сегодня даже не знаем, какая у нас будет страна. Надеюсь, когда-нибудь разум возьмет верх и все у нас будет нормально.

По материалам газеты «Спортивное обозрение».




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн