Главная > Новости > Евгений Чеберко: «Коллектив в «Заре» супер. Одна маленькая семья»

Евгений Чеберко: «Коллектив в «Заре» супер. Одна маленькая семья»

28 апреля 2020

Евгений Чеберко: «Многие считают Леднева пижоном, но он очень простой и добрый парень»

Воспользовавшись карантином пообщались с центральным защитником луганской Зари Евгением Чеберко. Женя вспомнил, как попал в Зарю, сравнил сильные стороны Юрия Вернидуба и Виктора Скрипника, рассказал, как Сергей Рафаилов влиял на команду, как Вернидуб запретил ему бить штрафные. А еще Чеберко поведал нам о давней дружбе с Богданом Ледневым, состязания с Назарием Русиным, и почему в Заре такой классный микроклимат.

— Женя, первым делом, что сделаешь после карантина?

— Конечно же, первое — это тренировка с командой. Потом сходим с девушкой в кино или ресторан. Мы часто это делали до карантина.

— Чем занимаешься на карантине?

— Сидим дома с девушкой, придерживаемся правил и рекомендаций. Глянули сериал «Побег», все 5 сезонов очень быстро пролетели. Понравились фильмы «Исходный Код» и «Джек Ричер». Начал больше читать книги, каждый день минимум по 1 главе читаю. Дочитал буквально пару дней назад «Портрет Дориана Грея». Все говорили, что интересная, но мне честно говоря не сильно зашла. Некоторые вещи я вообще не понимал. Недавно мне пришли новые книги про Гвардиолу, скоро начну их читать.

На «ютюбе» бывает смотрю ролики, из последнего: 50 вопросов от «Макарена» с Гордоном, Дудя смотрел с Лапенко и разные футбольные каналы, где челленджи делают. Еще я пытаюсь учить английский язык, но пока что тяжело дается.

— А с какой целью взялся за английский?

— Хотя бы для того, чтобы не выглядеть глупо в другой стране, даже когда просто путешествуешь. Я был на отдыхе зимой, и там была девочка, лет 7-8, русскоязычная. Но она начала говорить на английском так уверенно и спокойно, что мне стало чуть-чуть стыдно.

— Упражнения тренеры составили. Делаешь?

— Пока не ужесточили карантин нам давали упражнения, и мы их выполняли. После этого мы проводим занятия по Skype с тренером по физподготовке. Все подключаемся, он показывает упражнения, и где-то минут сорок — час мы тренируемся. Ну и плюс, я знаю сам некоторые упражнения, а еще смотрю на «ютюбе» новые и стараюсь делать.

— Ты начинал взрослую карьеру в Днепре Дмитрия Михайленко. Это был хороший период, или ощущалось, что это финиш команды?

— Это больше был позитивный и опыт, и период. Мирон Богданович Маркевич сказал, что он и его штаб уходят, да и по новостям это было понятно. Финансов нет, непонятно что будет, кто останется, если все уходят. И остался молодой костяк. Ну и несколько опытных игроков: Ротань, Кравченко, Адамюк, Лучкевич. Задач на сезон особых нет, только расти и прогрессировать. Я почувствовал, что такое УПЛ, что такое взрослый футбол. Михайленко многому меня научил и даже подготовил меня к реалиям украинского футбола. Может быть, мы закончили в зоне вылета, так как из-за долгов очки снимали, но это был позитивный сезон. И если глянуть, сколько людей из той команды сейчас играют — это будет хорошее количество.

— Ты дебютировал за Днепр в 18 лет, сыграв 3 минуты против Волыни. Но реальный твой дебют был против донецкого Шахтера, когда ты вышел на поле вместо Ротаня. Коленки не тряслись?

— Мне как раз было 18 лет и я подумал: «Опана, все сейчас будет хорошо!». Потом понял, что вот так сразу ничего не бывает, нужно бороться и выигрывать конкуренцию.
Вот второй матч против Шахтера я запомнил надолго. Я после матча где-то час не мог собрать чехлы, сидел в раздевалке, а у меня ноги сели, все тело село. Не мог понять, я играл против Шахтера или против Барселоны. Не представлял, что так можно играть.  Мне казалось, что они вообще из космоса. Я даже не успевал за ними.

— Почему решил перейти именно в Зарю, ведь это разные уровни, не боялся того, что долго придется сидеть на скамейке?

— Как сейчас модно говорить, у всех молодых футболистов есть амбиции, они хотят и думают, что все сразу будет. Это потом понимаешь, что не все так просто. Изначально, когда был в Днепре, у всех спрашивали, кто будет оставаться в новой команде во Второй лиге, а кто планирует уходить. И мне Русол подсказал, что есть вариант с Зарей, и что сам Николаевич Вернидуб будет звонить всем игрокам лично, из тех, кто его заинтересовал. И если бы я один переходил, еще думал, как адаптироваться и другие моменты. А нас же 5 человек перешло (Лунин, Чеберко, Лунев, Кочергин, Сваток — прим.Ред.). Это тоже повлияло на мое решение. Но, конечно, самый главный фактор — это звонок Вернидуба. Он сказал, что видит и рассчитывает на меня, но сразу предупредил, что это другой уровень и все зависит от меня, как я буду работать. Так и вышло: тяжеловато сначала было, плюс сразу я не играл, а потом меня начали использовать на другой позиции.

— Самые яркие воспоминания от работы с Вернидубом? Чему он тебя научил?

— Мужскому футболу и добавил характера. Что ты не можешь сдаться, не можешь сказать, что тебе плохо или устал. Ты должно отдаваться полностью, по максимуму. Он сказал, чтобы играть в мужской и взрослый футбол, глаза должны постоянно гореть и должен быть мужской стержень. Он отличный мотиватор и выжимает из тебя максимум.

— При каденции Вернидуба, о нем почти все отзывались хорошо. Но стоило ему уйти, как некоторые персонажи начали говорить про него не самые приятные слова. Почему?

— Без понятия, честно говоря. Может быть, когда играешь в составе, как бы к тебе тренер не относился, тебе всегда будет казаться, что он к тебе хорошо относиться. А другие, которые играют меньше, будут думать, что к ним отношение предвзятое. Возможно, поэтому не очень хорошо и отзываются. Но лично для меня, как и для многих в Заре, а он ведь здесь с самого начала, он строил эту команду, когда Заря еще за выживание боролась и довел клуб до еврокубков… Он каждому что-то дал от себя, поэтому я не знаю, почему так отзываются про него.

— Ты начинал в Днепре играть в опорной зоне. В Заре Вернидуб начал наигрывать тебя слева в защите. Потом перевел в центр защиты. Где тебе удобнее?

— Переходил я опорником, и мне, можно сказать, там и было комфортно играть. Потому что всю свою детскую карьеру, плюс в Днепре — я играл именно в центре поля. Потом Николаевич начал использовать меня на фланге защиты. Я ему сразу сказал, что мне там тяжело и некомфортно. И он со мной долго боролся. Говорил, что у меня есть физические данные и скорость, и техника позволяет пойти в обводку. В общем, есть все, чтобы закрыть эту позицию. Я помню, что я одну игру сыграл, потом три — не играл, а когда выходил слева в защите, то было некомфортно, потому что не до конца понимал, как действовать на этой позиции. Если брать оборонительные действия, то я себя неплохо чувствовал: играешь 1 в 1, у тебя есть конкретный игрок — крайний полузащитник, против которого ты действуешь. А вот играть на атаку — было тяжело. Не вовремя подключался, где-то подачи у меня не очень хорошие были… Не знал, как правильно действовать, поэтому я себя там не чувствовал комфортно.

Позже, меня перевели в центр защиты. Скрипник тоже видит меня на этой позиции. Сейчас я уже чувствую себя комфортно. Понимаю, что весь этот сезон я отыграл в центре защиты, и мне уже удобно. Поначалу было тяжело. Это такая позиция, что нужна строгость, нельзя прочитать момент, нужно играть до конца 1 в 1. Ты на последнем рубеже, одна твоя ошибка может привести к голу. Поэтому у меня такое в начале бывало, что играю нормально, допустил одну ошибку — гол. Потом опять, играю-играю, одна ошибка и гол. И так у меня бывало часто. Еще Николаевич Вернидуб мне говорил, что я вроде играю хорошо, но нужно меньше ошибаться, потому что цена ошибки — гол. Когда я их убрал (ошибки), сразу перешел на другой уровень, мне стало гораздо комфортнее, и я сразу понял, как нужно играть. Плюс сейчас со Скрипником такая тактика, что мы играем больше первым номером, и мне удобно.

Не считаю себя чистым центральным защитником, потому что я может не такой сильный в обороне, где-то неправильно позиционно играю, а больше люблю действовать с мячом, потому что изначально выступал в полузащите. Не боюсь рисковать, обыгрывать. Мне нравится, что мы играем первым номером, больше играешь с мячом, начинаешь атаки. Но все равно, моя душа лежит к полузащите.

— Какие отличия Вернидуба от Скрипника в тактике? При Вернидубе больше играли на контратаках и подстраивались под соперников, а при Скрипнике больше первым номером?

— Это весомое отличие. Скрипник сразу нам сказал, что мы подстраиваться ни под кого не будем, исключение — когда команда противника сильнее нас. Типа Шахтера или Динамо, или в еврокубках, когда он видит, что весь матч будет тяжело прессинговать и играть первым номером, потому что у соперника хорошие исполнители. Но это не прямо, чтобы подстроиться под них. А чуть-чуть изменить схему, играть немного по-другому. Но его главные принципы: это контроль мяча, игра первым номером, и доминирование на поле.

Не сказал бы, что с Вернидубом мы прямо так под всех подстраивались. Просто он видел нашу команду по-другому, наша сильная сторона тогда была — резкие контратаки, очень быстро переходили из обороны в атаку. А когда команда-соперник атакует, Заря на своей половине поля, и есть целая половина поля, чтобы провести атаку. И есть куча места, чтобы разбежаться и атаковать. А когда ты зажимаешь соперника и держишь мяч возле чужой штрафной — это тяжелее, нет места, нет пространства, поэтому Николаевич, скорее всего, отталкивался от сильных сторон команды.

— Чем больше всего Скрипник удивил?

— Ну после Николаевича Вернидуба, наверное, спокойствием своим (улыбается). Хотя в Днепре я работал с Михайленко, и он тоже достаточно спокойно все объяснял. Мог все разжевать тебе от начала до конца: как отдать пас, где открыться. А Вернидуб больше эмоциональный был, мог накричать, потому что эмоции зашкаливали, он переживает и волнуется, все пропускает через себя. Скрипника же вывести на эмоции — очень тяжело. Даже во время матчей — он очень спокойный. Все говорят менталитет, не знаю, как это объяснить. Но вот эта его уверенность и нам передается. И на поле мы так и выглядим.

— Когда я к вам в Запорожье приезжал, меня удивило, что Скрипник попросил не называть его по отчеству, а просто Виктор. Вы как к этому отнеслись?

— Это тоже удивило. Но я редко слышу, чтобы кто-то сказал ему “тренер” или Виктор. Мы не привыкли к такому, мы украинские футболисты, и привыкли по отчеству называть или полностью. В Европе, конечно, совсем по-другому, у них как-то проще. Тебе может быть 18 лет, а тренеру 40-50, и все равно проще относитесь друг к другу, а у нас присутствует уважение, субординация, поэтому для нас это было неожиданно, это спокойствие, что можно общаться на одном языке с ним, и он все будет понимать.

— С Ротанем ты еще успел поиграть, а сейчас он тебя тренирует в молодежной сборной. Какой он тренер?

— Мне кажется, что у него очень хорошая перспектива. Он был очень умным и сильным футболистом. И уже будучи тренером, пытается строить такую игру, которая нравится молодым. Контролировать мяч, быстрые передачи, брать игру на себя, не загонять в рамки… Как раньше говорили: нельзя идти в обыгрыш, играйте в третьей зоне. У него атакующий стиль, и он пытается донести нам игру нашей национальной сборной. Он нам показывает это на теории и объясняет, как нужно действовать, если вызовут в национальную сборную, чтобы сразу понимать, как там действовать. Думаю, что у него светлое будущее. Он только-только начал свою тренерскую карьеру. Конечно, его критикуют, сборная играет не так, нет результатов. У нас все люди, которые дома сидят говорят: «Нет результата — тренер плохой, и не важно, как вы играете». А бы был результат, но нас возили бы все, говорили, что тренер отличный, потому что команда побеждает. А Ротаня больше интересует, чтобы мы играли правильно, а результаты потом придут.

— Самый сильный футболист, против которого ты играл?
—  Из Украинской Премьер-лиги — это Тайсон. Я конкретно с ним по позиции не играл, но когда он попадался — это просто невероятно! Очень быстрый, техничный и как будто действует на шаг-два быстрее, чем ты. И знает, что ты будешь делать. Еще могу отметить Ротаня и Кравченко. Я против них не играл, но с ними выступал и видел, как они умно играют в центре поля. Иногда кажется, что у них на спине есть глаза.

— С кем в Заре дружишь больше всего?

— Как в каждом интервью говорят, коллектив реально супер. Одна маленькая семья. Общаюсь больше всех с пацанами, с которыми из Днепра переходил. С Кочергином и Луневым. С Бодей Ледневым тоже играли в Днепре вместе и знаем друг друга очень давно. Со всеми нормально общаюсь. С Бодей Михайличенко и Кабаевым… Да и «пожилых» наших ветеранчиков тоже могу отметить: Хомченовский, Каменюка, с ними все отлично ладят.

— Бодя Леднев как себя ведет вне поля?

— У многих сложилось мнение, что в жизни он пижон. Но если честно, то все наоборот. Он очень простой парень, дружелюбный и добрый. Постоянно работает индивидуально, и это точно не тот человек, который скажет: «Ааа, ну если поперло, можно расслабиться».

— Правда, что он после тренировок долго отрабатывает удары?

— Да. Может быть, не каждый день. Но через день стабильно вижу, как он становится и бьет 20-30 ударов после тренировки. Это все переходит в качество.  Но тут тоже нужно понимать, как он себя чувствует, есть ли силы. Тогда это не навредит.

— Ты вообще не боишься камеры и журналистов, не боишься травить, чудить… Почему? И почему многие спортсмены бояться говорить оригинальные вещи?

— Не скажу, что не стесняюсь. Может быть по мне и незаметно, но внутри переживаю, что скажу хрень какое-то, и обижу кого-то или зажую слово какое-то и подумают еще: «Вот дебил этот футболист». Поэтому иногда стесняюсь. Но когда общение пошло, и интервью вроде идет нормально, то расслабляюсь и все ок. Сейчас я думаю, что молодые футболисты больше понимают, что это тоже работа, и нужно общаться с прессой. Стеснение у всех присутствует. Разве что у Зинченко и Коноплянки, которые постоянно общаются на камеру, меньше.

И это не из-за того, что мы переживаем, как будем выглядеть в кадре, а опять же таки, не хочется лишнего сказать. А еще некоторые издания любят вырывать из контекста или перекрутить смысл. Это тоже причина, из-за которой не все хотят общаться с журналистами.

— Расскажи, как ты на сборах бил штрафные, и Вернидуб сказал, чтобы ты больше не подходил к мячу…

— И такое было (смеется). Раньше в Днепре я тоже отрабатывал штрафные, мне нравилось это делать. Когда я еще в Мелитополе занимался, мой первый тренер Заброда это видел и говорил, что у меня хороший удар с левой ноги. Я тренировался, и в Днепре, и в Заре. Потом выпал шанс в матче с Александрией. Левша был Лунев. Но почему-то дали мне пробить, мол, ты же тренируешься, иди попробуй. Я ударил так, как будто бы еле пукнул, мяч едва докатился до Панькива. Николаевич сказал: «Как ты бьешь? Если не уверен, не надо бить!». Я продолжил тренироваться и верил, что все получится. Потом на сборах был матч, и очень перспективный штрафной. Я подошел, и пробил не очень удачно. Он на эмоциях начал кричать: «Больше не подходи к мячу, чтобы я тебя там не видел!».

Сейчас я уже меньше тренирую их, но иногда отрабатываю, хочу всем показать, что у меня хороший удар.  Но у нас есть Бодя Леднев, пускай бьет. Я если надо — могу подменить его (смеется).

— Правда, что ты днями играешь в менеджер футбольный? Что-то дает эта игра?

— Да. Сейчас уже меньше играю, но когда жил на базе в Днепре, то брал ноутбук и играл. Если бы я сейчас играл, то все сам бы пытался бы сделать, как тренер. Раньше я ставил ответственных за маркетинг, менеджмент, а я занимался чисто тренировками футболистов. Игра может показаться скучной и монотонной, ты вроде только состав ставишь и руководишь, а они играют сами. Трансферы проводить, настроить игроков на игру… Почему-то мне это нравилось. Я на телефоне до сих пор играю. Может когда-то в будущем буду тренером и уже готовлюсь (улыбается). В игре, конечно, все намного легче, чем в реальной жизни.

— Кто из легионеров Зари и Днепра тебе запомнился больше других?
— Матеус, когда он еще в Днепре играл. Я пару раз тренировался с ним. Он открытый человек. Иностранцы все любят посмеяться, пошутить, но он особенно открытый, и плюс знал русский хорошо. Очень быстрый и крутой игрок.

В Заре, наверное, Рафаэль Форстер, защитник. У него очень хороший первый пас, и сразу было видно, что это качественный футболист. Я как раз пришел и он через пару недель перешел в Лудогорец.

— В Заре были самые разные футболисты. Например, Фаупала — бывший игрок Манчестер Сити…

— Фаупала даже один мяч за Сити забил, в ворота Челси. Он тренировался с основной командой Сити, долго был в этой структуре, но чтобы он у нас прямо выделялся и был на голову сильнее, не скажу. Но не только он один у нас такой был. Еще был Момо (Мохаммед Ель Буаззати прим. Ред), из Боруссии Дортмунд. Правда из юношеской команды.

Другое дело сейчас, к нам тоже пришли легионеры: Юрченко, хоть и украинец, но долго играл в Европе, Абу Хана, Цыганыкс. Как я вижу по их уровню — в Европе реально можно играть. И они сами говорят, тот же Юрча и Джоэль, что там можно играть, просто нужно быть уверенным в себе. Там тяжело, потому что никто не будет помогать тебе и язык не знаешь, поэтому надо быть профессионалом, и самому доказать, что готов играть на таком уровне.

— Без Назика Русина скучно стало? Чем он тебе запомнился?

— Если честно, то немного да. Мы с ним в раздевалке рядом сидели. Плюс на базе есть стол для тенниса, и мы с ним рубились очень жестко. Могли перед тренировкой так пропотеть, что на самой тренировке не получалось нормально работать. Он ушел, и я не могу ни с кем так в теннис играть, чтобы прямо заводиться. А на него я настраивался очень сильно.

Назик — классный пацан. Мы с ним играли и в юношеской, и в молодежной сборных. Мне казалось, что он застенчивый парень. И он из Западной Украины и общался больше с теми, кто на украинском говорил. Но я увидел его с другой стороны. Ему нужно было привыкнуть к команде. Он не тот парень, чтобы прямо – душа компании. Он привык, мы к нему тоже за эти полгода. Он нам очень помог, и я надеюсь, что в Динамо у него все будет еще лучше.

— Рафаилов — топ? Будешь скучать по нему? Лично тебе он помог как-то?

— Если смотреть по трансферам, которые он делал, то — да, топ. Он такой человек, который мог поставить команду на место, если не было результата. Когда мы могли расслабиться, он мог прийти и сказать, что мы еще ничего не сделали, мог напихать и поддержать тоже. Я помню, когда я только пришел в Зарю, мы не очень удачно сезон начали. Проиграли Стали, сыграли два матча вничью. И пришел Рафаилов, и начал пихать, на нас «днепропетровских» тоже начал ворчать, мол вы пришли давать результат, и где же он? Он еще сказал: «Заняли третье место и расслабились. Думаете, что всегда будете занимать третье место?». Потом мы настроились и начались победы. Не могу сказать, что он прям мотиватор, но сказать правильные слова он умел.

— Все говорят, что у вас в команде — очень классный микроклимат. Часто собираетесь на шашлыки или в боулинг всей командой?

— Довольно часто. Не могу сказать, что прям на шашлыки или в боулинг часто ходим. Но бывает. В основном собираемся не только командой футболистов, а еще берем с собой вторых половинок наших, у кого жены, у кого девушки, детей тоже. Раз в две недели точно идем в ресторан. Это тоже дает микроклимат. Все себя раскованно чувствуют, все общаются между собой и это сплачивает.

— Скрипник тоже бывает на таких сборах?

— Редко. Но пару раз точно был.

— Караваев в Динамо и в Заре — разные игроки? Почему не прет?

— Нужно смотреть, как его использовали в Заре, и как в Динамо. Он перешел в Динамо и пару матчей сыграл хорошо, а потом допустил одну ошибку (против Брюгге в квалификации Лиги чемпионов — прим.Ред.) и его сразу начали критиковать. Потому что Динамо Киев — это гранд и все хотят от игроков больше. Больше давление идет, чем в той же Заре. Просто, если в Заре он был лидером, то в Динамо на его позиции есть Цыганков. Плюс надо учитывать, что в Киеве его вообще чаще всего используют справа в защите, а там ведь тоже конкуренция есть. Не думаю, что это разные футболисты. Просто роль в команде изменилась.

— Кто главный по юмору в Заре?

— Хомченовский — главный, очень любит потравить, он всем погоняла придумывает. Веталь Вернидуб любит пошутить. Он на правах опытного и капитана может поприкалываться над молодыми. Ну и конечно же, Чайковский. Он как какую-то ересь скажет бывает, но все смеются. Вот эту тройку отметил бы.

— Какая самая ржачная кличка?

— У нас есть несколько тем. Есть клички, а еще над твоим местом в раздевалке клеят фото, на кого ты похож. У меня, например, висит наркобарон. Там не Эскобар, а больше цыган какой-то, с кольцами и сигарой. Где-то я на него похож, поэтому вот такое висит.

— А кто самый серьезный и вообще не смеется?

— У нас все смеются. Таких, кто бы не улыбался и не смеялся — нет. Просто тот же Саня Тымчик более серьезный. Он на тренировках очень сконцентрирован и улыбается, может быть, меньше других.

— Самый техничный и деревянный в команде?

— Все атакующие игроки, начиная от Кабаева и Громова — техничные. Леднев, Кочергин, Юрченко… В атаке же нужно что-то придумать, нарисовать, а в обороне можно и рогачем быть и проще играть. Самый деревянный? Я думаю, что я вхожу точно в этот список (улыбается). Ну кто-то из обороны. Не сказал бы, что мы прямо деревянные, просто не так сильно можем придумывать. Все-таки у нас надежность — главнее.

— Кто может навалять и даже не задуматься?

— Навалять может Виталик Вернидуб. Как и все опытные футболисты. И Громов, и Хомченовский, Каменюка, Никита Шевченко. Это не прямо, чтобы рукоприкладство или что они возьмут и выведут тебя куда-то… Но напихать во время тренировки и игры нормально могут. Особенно, если ты валяешь дурака или не выкладываешься. Я даже считаю, что это нужно.

— Кто самый умный в Заре?

— Все плюс-минус на одном уровне.

— В каком чемпионате хочешь поиграть в будущем?

— У меня любимая команда — Ювентус. Очень хотел бы поиграть в Италии. Еще мне очень нравится, как играют в чемпионате Испании. В Англии нужно быть мощным, сильным, много двигаться, бороться. А в Испании более техничный футбол, из-за этого мне он более симпатичен.

— Как думаешь, сколько ты сейчас стоишь? Transfermarkt пишет 900 тысяч евро…

— (Смеется). Я бы, наверное, хотел чуть-чуть побольше стоить, но главное, чтобы вообще не был «ноль», и за тебя никто не боролся, никакие команды. На цены не обращаю внимание. Если будешь хорошо играть — цена будет расти. Сейчас такие реалии, что можешь отлично сезон провести и стоить 100 миллионов, а потом полсезона плохо отыграть, и уже минус 20 миллионов.

— Как считаешь, в матчах с Эспаньолом чего не хватило Заре, чтобы пройти в групповой этап Лиги Европы?

— Возможно, не хватило времени работы со Скрипником. Он тогда с нами работал буквально 2 месяца. Мы уже, в принципе, все понимали, что он от нас требует, и как нам играть. Где-то опыта не хватило, чтобы пройти Эспаньол. Особенно, на выезде. Очень молодая команда у нас была, только Громов и Шевченко старше 26 лет. Остальные младше. Но даже невзирая на все это, по матчам с Эспаньолом чувствовал, что с ними можно играть. Хотя они в чемпионате Испании и с Барселоной играют, и с Реалом, а мы — в Украине. Мы в таких матчах проверили свой уровень, и почувствовали, что можем играть.

— Заря ощущает себя второй командой в Украине? Что-то изменилось психологически?

— Да вообще, как-то с приходом Скрипника мы стали более раскованно себя чувствовать, более расслабленно что ли. У всех бывают ошибки, кто-то может привезти гол, но мы все понимаем, что это можно исправить, потому что единое целое.

Чувствуем ли мы себя второй силой? Прям такого чувства нет. Вот нужно сначала закончить сезон на втором месте, тогда уже может и почувствуем себя второй силой. Все-таки Динамо и Шахтер сколько лет такие места занимают. Есть эти две команды, а остальные пониже. Просто даже, если мы выдадим такой сезон, и займем второе место, это не заменит те годы, сколько они занимают эти позиции. Шанс есть, мы хотим этого, надеюсь, что все получится. Я чувствую, что мы можем это сделать.

— Как ты считаешь, это больше прогресс Зари или спад Динамо?

— Больше это все-таки прогресс Зари, и приход нового главного тренера. Он реально много поменял. Я бы не сказал, что у Динамо какой-то большой спад, они скорее просто где-то не могут найти свою игру.

— Разные ресурсы давали информацию, что тобой интересуется Динамо…

— На меня это сильно не повлияло. Было чуть-чуть приятно. Все-таки ничего плохого в этой новости нет. Тем более, когда вроде тобой Динамо Киев интересуется, значит что-то ты делаешь правильно. Мне брат скинул эту новость. А я про это вообще не слышал. Мне никто не звонил, никто ко мне не обращался, и никто не говорил, что есть такое предложение. Может быть, это в СМИ так написали. Так ведь часто делают. А на самом деле, эти команды и близко не интересуются этими игроками.

https://sportarena.com/




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн