Главная > Новости > Сергей Рафаилов: «Время показывает, что с каждым годом «Заря» делает небольшой шаг вперед». Первая часть. Видео

Сергей Рафаилов: «Время показывает, что с каждым годом «Заря» делает небольшой шаг вперед». Первая часть. Видео

15 декабря 2017

В первой части эксклюзивного интервью Sport.uа генеральный директор луганчан подвел итоги выступления «Зари» в Лиге Европы, рассказал, какие позиции нужно усиливать зимой, о том, с кем из легионеров больше всего намучился и чья продажа принесла клубу наибольший доход.

— «Заря» до последнего матча сохраняла шансы на выход в плей-офф Лиги Европы, но прыгнуть выше головы не смогла. Чего не хватило?
— Касательно матча с «Эстерсундом», мне сложно говорить, потому что целиком посмотреть домашнюю игру практически всегда не удается – слишком много времени отнимают организационные моменты. Целостную картину об игре составлю позже, когда пересмотрю запись поединка в спокойно обстановке. Если говорить о выступлении в Лиге Европы в целом, то, считаю, мы сделали шаг вперед. В прошлом году на групповом этапе мы набрали всего два очка, а в этом – шесть. Все ли мы сделали, что хотели? Конечно же, нет. Сложно говорить о силе «Эстерсунда», который занял второе место в группе, набрав столько же очков, как и «Атлетик». Но по уровню бюджета, по кадровому потенциалу, думаю, мы со шведским клубом где-то похожи. Нужно анализировать, почему мы дважды уступили «Эстерсунду». Лично я считаю, что мы не должны были им проигрывать в двух матчах.

Причины? К концу группового турнира сказался кадровый дефицит. Думаю, и болельщики, и специалисты видели, кого мы только не пробовали в центре защиты. Там играли и Гречишкин, и Гордиенко, и Харатин – все номинальные полузащитники. Но до конца они не смогли справиться с новой ролью. Те голы, которые мы пропустили со стандартов от «Атлетика», стали следствием ошибки центральных защитников, в частности Харатина. Но осуждать его я не буду – он игрок центра поля. К сожалению, Пилявский вечно травмирован, получил повреждение Прийма, микротравма была у Чечера.

— Вы отметили, что «Заря» набрала больше очков в этой Лиге Европы. А в игровом плане, как считаете, сделали шаг вперед?
— Сложно сравнивать ту команду, которая была в прошлом сезоне, с нынешней. У нас поменялось много футболистов. В прошлогоднем составе многие игроки у нас выступали на протяжении нескольких лет. Сейчас же мы взяли молодых и перспективных ребят, которые еще не обстреляны. Мы надеемся, что они заиграют. Уже сейчас к некоторым из них проявляют интерес серьезные зарубежные клубы.

— Сразу после матча с «Атлетиком» Юрий Вернидуб сказал, что «Заре» для того, чтобы играть в плей-офф Лиги Европы, нужно пройти еще большой путь. Вы знаете направление, в котором нужно идти?
— Это направление нам известно с первого дня, когда мы пришли работать в «Зарю». Да, в первые два года команда находилась на грани вылета, но я говорил президенту: «Так не будет всегда. Нужно время, чтобы выйти из кризиса и двигаться дальше».

Время показывает, что с каждым годом «Заря» делает небольшой шаг вперед.

— Почему «Заря» провалила старт нынешнего сезона? Дело только в кадровых перестановках или есть другие причины?
— Нет, причины очевидны. К нам пришла группа очень молодых игроков. Ребята не успели сыграться между собой и, естественно, им было тяжело противостоять командам, где есть опытные игроки, пусть не звездные, но сыгранные.

— То есть, вы еще в начале сезона понимали, что не удастся избежать игрового спада?
— Конечно. Возможно, мы где-то недобрали очков, сыграли пару ничьих на флажке, ведя по ходу в счете. Но с другой стороны вы ведь тоже уходили от поражений, проигрывая 0:3. Поэтому, тот спад, который был, он был неизбежен. Это была проблема роста игроков.

— После домашнего поражения от «Эстерсунда» многие эксперты говорили, что «Заре» в Лиге Европы ничего не светит. Как воспринимали такие высказывания?
— Впереди было пять матчей. Как можно было говорить, что ничего не светит?

— «Эстерсунд» воспринимался как равный соперник «Заре». Мол, если шведам проигрывать, то как тягаться с «Гертой» и «Атлетиком»…
— «Герта» и «Атлетик» действительно по уровню выше, чем мы. И по качеству футболистов, и по финансовой составляющей. «Атлетик» — один из ведущих клубов Испании, «Герта» — столичный немецкий клуб с очень серьезным бюджетом. Мы понимали, что будет сложно. В то же время понимали, что молодые игроки, могут, как провалить игру, так и выстрелить.

— «Заря» осенью удивляла тогда, когда от нее не ждали – например, в Бильбао или в матче с «Динамо», когда удалось отыграться после 0:3 в первом тайме…
— Молодым игрокам свойственны такие перепады. К этому нужно относиться нормально. Хотя, я считаю, что мы очень долго называем игроков молодыми и перспективными. Наверное, руководству и тренерскому составу нужно лучше настраивать молодых игроков, больше давать им играть. У нас наступил такой момент, что многие были травмированы, а у Кочергина, Чеберко, Кабаева не было достаточно опыта выступлений в чемпионате Украины.

— Какие позиции нужно усиливать в первую очередь?
— У нас у целого ряда игроков заканчиваются контракты. Мы ведем с ними переговоры. Но понимаем, что незаменимых людей нет, есть вовремя незамененные. Я Вернидубу всегда говорю: «В таких условиях намного интереснее работать». Ведь все видят, что, несмотря на потери игроков, команда идет вперед. Возможно, не так быстро, как бы этого хотелось. Хотя, думаю, наступит момент, когда мы не так часто будем перекраивать состав.

— С Гречишкиным и Калитвинцевым расстанетесь?
— Да, с ними не будем продлевать соглашения. У обоих скоро заканчиваются контракты в своих клубах, у них мысли только об этом. Тем более что Влад еще и травмирован.

— Поэтому Гречишкин в последних матчах не играл?
— Не знаю. Это у тренера нужно спрашивать. Я не определяю состав. Наверное, были какие-то нюансы в его отношении к работе.

— Вернидуб не скрывал, что хотел, чтобы Опанасенко и Сухоцкий остались в «Заре». Есть такая вероятность?
— Любой тренер всегда хочет, чтобы оставались игроки и к ним еще добавляли новых – для усиления конкуренции.

— Говорят, что Опанасенко интересуется «Динамо». Вы что-то знаете?
— А кто это написал? Я не знаю, честно говоря.

— И Опанасенко, и Сухоцкий за время, проведенное в «Заре», выросли в игровом плане. Почему клуб не прилагает усилия, чтобы сохранить их и не отпускать свободными агентами?
— Знаете, некоторые футболисты такого высокого мнения о себе, что думают о том, что в очередь за ними выстроились все – от «Динамо» до «Реала».

Но жизнь показывает, что бывает по-другому. Но мечтать никому не вредно. Еще раз скажу: незаменимых людей нет. Я не могу запретить игрокам искать лучшие условия, и не осуждаю их за это. В «Заре» не самые высокие зарплаты и другие условия.

— Пилявский ушел в «Рубин» наверняка на большие деньги, но заиграть не смог. Сейчас он вернулся в «Зарю», но тоже не играл. Почему?
— Это вопрос к нему, а не ко мне. Я многое знаю, почему у него не получается, но не хочу говорить. Тут вопрос: будет ли у него вообще когда-нибудь что-то получаться в футболе. Ему нужно серьезно подумать о своей карьере футболиста.

— Приводите им примеры тех игроков, которые после «Зари» не нашли себя в других командах?
— Таких игроков очень много. Взять того же Тотовицкого. Поехал в Бельгию, сейчас – в «Ильичевце» (в «Мариуполе», — Прим. С.Ц.). Не буду говорить об уровне его игры в «Заре» и сейчас. То же касается Будковского. В «Заре» был одним из лучших бомбардиров, вызывался в сборную Украины. Ушел в «Анжи», сейчас где-то в Бельгии. Кто-то слышал о нем что-то? Чайковскому предлагали подписать контракт, но он ушел в «Анжи». Там даже в 18 не всегда попадает. Джаба Липартия – тоже. Единственный, кто заиграл – Малиновский. Но мы понимали, что так будет, и не противились его переходу. Бонавентуре – сложный парень, но мы пошли ему навстречу, отпустили. Сейчас читаю, что за него предлагают какие-то баснословные деньги.

Футболисты как дети: думают, что всегда все будет идти гладко. Мы создаём для них комфортные условия – они не учатся в школе, не идут служить в армию. Они живут не в том мире, в котором живут все. И думают, что так будет всегда. А потом ушел из команды, и оказывается ты никому больше и не нужен. Я говорю игрокам, которые от нас уходили: «У тебя есть выбор: сегодня футбол, а деньги – завтра. Или сегодня деньги, а футбола завтра может и не быть».

— Из тех игроков, кто уходил из «Зари», кого больше всего не хотели отпускать?
— Никогда для меня так вопрос не стоял. Я всегда смотрю на то, насколько это выгодно клубу. На мой взгляд, очень хороший игрок Малиновский. Он это доказывает сейчас. Огромнейший потенциал был у Тотовицкого. Таких дриблеров еще поискать! В неожиданный момент передачу может сделать классную. Но у него и его агента, видимо, голова закружилась.

— В «Заре» есть планка по зарплате, через которую нельзя переступить?
— Такая планка есть во всех командах. Только она у всех разная.

— Исключение для кого-то делали?
— Нет. Сделаешь исключение – будет разрыв целостности коллектива. Все равно рано или поздно узнают, какая у кого зарплата. У нас, к слову, не самые маленькие зарплаты. Есть и возможность для роста. Я знаю бюджет своего клуба и не могу обещать игрокам больше, чем могу им заплатить. Это будет неправильно. А больше зарплату, чем в «Заре», в Украине, думаю, могут дать только «Шахтер» и «Динамо».

— В «Заре» с каждым годом уменьшается количество арендованных игроков. Это целенаправленный шаг?
— Естественно. Я всегда говорил: «Если нам будет выгодно – мы будем арендовать игроков. Хоть в «Шахтере», хоть в «Динамо», хоть в «Реале», если дадут». Но в то же время всегда была задача ориентироваться на своих игроков. Дивиденды от аренды получаем не только мы, но и те клубы, которым принадлежат игроки. Не уверен, что «Шахтер» смог бы продать Малиновского за такие деньги, если бы он поиграл в аренде не в «Заре» в еврокубках, а в других командах. Мы платим игрокам зарплату, и в арендных соглашениях прописываем условия. За переход Караваева в «Фенербахче» наш клуб тоже получил компенсацию. Если игрок выступает у нас, а клуб, которому он принадлежит, хочет его продать – мы должны получить определенный процент от сделки.

— Почему у Караваева не сложилось в «Фенербахче»?
— Мне кажется, у него был слишком короткий срок аренды. Плюс пришел в клуб не в тот момент, не прошел сборы. К тому же, там другая ментальность, по-другому относятся к игрокам.

— Не рисковали, выкупая его контракт у «Шахтера»?
— Нет. Во-первых, мы его не выкупали. За Караваева мы отдали 50 процентов трансферных прав на Петряка. Во-вторых, мы знаем этого игрока и его возможности. Планка самодостаточности у него очень высокая – он будет пахать, и добиваться того, чего хочет.

— Для Вас не стало откровением, значит, как Караваев сыграл на месте правого защитника в сборной Украины?
— Нет. Его и Вернидуб пробовал справа в обороне. Но лично мне Караваев больше нравится ближе к воротам соперника.

— Продажа какого игрока принесла «Заре» наибольшую выгоду?
— Наверное, Бонавентуре. Он вообще к нам пришел бесплатно.

— Перед тем как попасть в «Зарю» он был на просмотре в «Динамо». Как он появился у вас в команде?
— Так же, как и в «Динамо». Привезли, чтобы мы его посмотрели. Увидели, что у парня есть потенциал. Побеседовали с ним – поняли, что будет сложно. Он такой уличный парень, авторитетов не признавал. Мог с Чечером завязаться драться. В «Брюгге», если ему мозги прочистят, пойдет дальше. Характер у него есть, талант тоже.

— С какими легионерами еще намучились?
— С Янником Боли тоже была головная боль. Хотя, Боли, казалось бы, всю жизнь прожил во Франции. У него дядя был серьезным футболистом. Талантливейший игрок, но на него никто не мог повлиять.

— Правда, что Шунич переходил в «Зарю» с зарплаты в полторы тысячи евро?
— Да. А где он мог зарабатывать больше? Мы же его брали из Боснии. У них на Балканах у всех такие зарплаты. Да, хорошие игроки в клубах, которые живут с продажи игроков, получают больше. В «Мариборе» есть бразилец Маркос Таварес, он получает 25 тысяч евро. Но он на протяжении многих лет тянет на себе команду. У молодых игроков зарплаты по полторы-две тысячи евро.




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн