Главная > Новости > Желько Любенович: «Фоменко объяснял как играть на примере игрока Ромы» (часть 1)

Желько Любенович: «Фоменко объяснял как играть на примере игрока Ромы» (часть 1)

28 ноября 2013

ЛюбеновичСербский полузащитник «Зари» в эксклюзивном интервью Football.ua детально рассказал о семи годах украинского этапа своей карьеры.

«Кривбасс» полностью рассчитался, а потом в один день руководители объявили клуб банкротом»

— Желько, в Украине вашим первым клубом был «Кривбасс», первым тренером — Александр Косевич. Успел ли серьезно повлиять на вас этот специалист за несколько месяцев сотрудничества?
— Могу сказать, что рядом с таким тренером я очень быстро привык к украинскому футболу и менталитету людей. Вы правильно заметили, я работал с ним всего три месяца, но, считаю, он мне сильно помог в Украине.

— Косевич часто ругался с арбитрами, и как-то сказал, что «готов заплатить еще тысячу долларов штрафа, но свою правоту буду отстаивать до последнего»? За годы в Украине арбитры часто откровенно засуживали вашу команду?
— Это когда арбитры «убивают» или помогают?

— Убивают
— Аааа… Да я даже не могу вспомнить какой-то конкретный пример, когда, например, нас убивали. Ошибки, конечно, случались, но без этого не обойтись.

— Кстати, Косевич нашел вас в Сербии, или вы нашли Косевича и его Кривбасс?
— Я играл в Сербии за Хайдук (Кула) из высшей лиги, и в клуб пришло предложение от Кривбасса. Получается, это Косевич нашел меня через моего сербского агента.

— Контракт в Кривом Роге пришлось заслужить прохождением сборов?
— Да. Я приехал на просмотр, который длился дней 15-20. Только после этого подписал контракт.

— Так вы искали место для работы с лучшими финансовыми условиями, или это предложение было абсолютно спонтанное?
— Я не искал, потому что у меня был действующий контракт с Хайдуком, и меня все устраивало. Если честно, очень удивился предложению из Украины. Не думал, что такой вариант возможен.

— Зарплата в Кривом Роге вас устроила сразу или пришлось торговаться?
— Договорились очень быстро, так как предлагаемые клубом условия меня устраивали.

— В 2006-ом уровень зарплат в украинской и сербской высших лигах сильно отличался?
— Не могу сказать, что в Украине я получил намного лучший контракт, но все-таки лучший. Хотя и в Сербии у меня были достаточно неплохие условия работы.

— Почему же тогда решили покинуть родную страну ради Украины?
— Во-первых, мне предложили достаточно долгосрочный контракт – на три года. Во-вторых, если уж откровенно, я просто устал играть в Сербии, и хотел попробовать свои силы за границей.

— А чем была вызвана эта усталость?
— Тем, что я начал играть в высшей лиге Сербии с 18 лет, и мне уже тогда было 24, то есть, 6 сезонов я провел в одном чемпионате. Хотелось новых ощущений и нового опыта.

— Какие были ваши первые впечатления от нашего чемпионата?
— Сразу же ощутил, что уровень выше, чем на Родине. А знаете, что понравилось больше всего?

— Любопытно.
— То, что на матчи приходило много людей, по сравнению с Сербией, и то, что в Украине мы играли на больших и красивых стадионах. Дома все арены были маленькие…

— Когда вы пришли в Кривбасс, что-то вам говорило о том, что буквально через три месяца клуб едва не прекратит свое существование из-за финансовых проблем?
— Нет, все было нормально. Более того, мне тоже вовремя давали зарплату. Дальше мы остались в высшей лиге по итогам сезона, но нам сказали, что клуб объявляется банкротом, а футболисты могут искать себе новые команды. Мой агент начал эти поиски, и очень быстро нашел вариант с Таврией, куда я и поехал на просмотр. Там я тоже прошел сборы, и подписал контракт на один год.

— Кривбасс рассчитался с вами полностью?
— Да! Именно поэтому ситуация была мне абсолютно непонятна: Кривбасс со всеми рассчитался до копейки, и только потом, в один день, руководители сказали нам, что клуб – банкрот.

— И все-таки Кривбасс продолжил существование. У вас не было возможности вернуться?
— Нет, потому что когда все проблемы в Кривом Роге разрешились, я уже не только расторг контракт собственно с Кривбассом, но и подписал соглашение с Таврией.

— Не были разочарованы в реалиях украинского футбола? Не было желания уехать из нашей страны?
— Что вы, я даже об этом не думал — не успел, так как очень быстро, слава Богу, нашел себе новую команду.

«Первые месяцы не играл из-за того, что не мог привыкнуть к футболу Фоменко»

— Когда вы в последний раз общались с кем-то из игроков Таврии?
— Буквально два дня назад (Разговор состоялся на прошлой неделе. – А.В.). Во время паузы в чемпионате я ездил на несколько дней в Симферополь, чтобы отдохнуть. Там встречался с Кахриманом и Любичичем.

— Это единственные ваши друзья в нынешней Таврии?
— Что вы! У меня их там много: Фещук (мы с ним тоже виделись, но поговорили всего несколько минут), Назаренко, Калиниченко, Буссаиди, Гомес. В общем, многие из ребят, с которыми я играл в Симферополе, до сих пор защищают цвета Таврии. Общаюсь со всеми.

— За пять с половиной лет в Крыму успели обзавестись там собственным жильем?
— Да, я купил квартиру в Симферополе, потому что мне очень понравился этот город. Посмотрим, возможно, после игровой карьеры останусь там жить. Сейчас же в этой квартире временно живут хорошие люди.

— Когда сидите за столом в кругу близких друзей-футболистов, часто рассказываете истории, связанные с Таврией?
— Часто, но, в основном, когда разговариваем с игроками, с которыми вместе играли в Таврии. С большой ностальгией вспоминаем те времена – все-таки там было много хороших моментов в жизни каждого из нас.

— Когда смотрите матчи с участием сборной Украины… Подождите, вы же их смотрите?
-Конечно, смотрю!

— Так вот: когда в кадр попадает Михаил Фоменко, у вас, наверное, в голове сразу всплывают воспоминания о работе с этим тренером?
— Да. Это тренер, с которым связано очень многое в моей футбольной жизни.

— Когда спрашиваю о нынешнем главном тренер нашей сборной у украинцев, которые работали с Фоменко, все, как правило, увиливают от темы. Если я задам целую серию вопросов о нем, ответите откровенно?
— Если только без провокаций (смеется).

— Начнем с того, что именно этот специалист дал вам зеленый свет на продолжительную и во многом успешную карьеру в Украине. Вспомните ваш первый разговор с Фоменко.
— Я приехал на сборы команды на просмотр. Там в двух первых играх забил два мяча, понравился тренеру, и подписал контракт. А конкретно первый наш разговор я не помню – и это характерный момент для Фоменко – это человек, который мало разговаривает и много работает. Поэтому я и не помню наш первый диалог.

— Он часто повышал голос в то время? Со стороны тяжело себе представить, что он может кричать на футболистов.
— Не часто, но бывало такое, что кричал – это нам нужно было сильно «постараться», конечно, но такие случаи бывали. Это тихий человек, это все, что могу сказать.

— Не секрет, что Таврия при Фоменко играла просто, мяч, как правило, был в воздухе и летал над линией полузащиты. Вам, как плеймейкеру, тяжело было привыкнуть к такому стилю?
— Тяжело. Я ведь первое время и не играл в стартовом составе из-за того, что не мог привыкнуть. Только спустя три-четыре месяца Фоменко заметил, что я готов, и начал выпускать меня на поле регулярно с первых минут.

— А что изменилось за эти четыре месяца? В чем вы изменились, как игрок?
— Я просто начал делать то, что он говорил. А самое главное требование от Фоменко – это подборы. Он мне сказал, что это для меня должно быть на первом месте. Ну и, конечно, я начал больше отрабатывать в обе стороны: и вперед, и назад.

— Но большую часть времени все равно приходилось проводить без мяча?
— Со стороны это, может, так и выглядело, потому что мы играли длинными передачами. Но на самом деле я часто работал с мячом. Я ведь и голов начал достаточно забивать, и передачи отдавал результативные.

«Когда Фоменко уходил впервые, футболисты пошли к президенту и вернули его, но у команды уже ничего с ним не получалось»

— Таврия два сезона с Фоменко финишировала пятой, что сейчас даже сложно представить. Благодаря чему? Ведь недавно Владимир Гоменюк сказал, что бюджет клуба был очень скромный.
— Именно благодаря работе Фоменко и главному его достижению – в команде была железная дисциплина. На самом деле, я не могу сказать, что в Таврии тогда собрались настолько уж сильные футболисты, звезды. Но у нас была Команда, и с этим никто не может поспорить. Благодаря этому мы и добывали результат.

— Были случаи из совместной работы, которые запомнились до сих пор?
— Расскажу один такой: моя родная позиция на поле – плеймейкер, следовательно, я делал очень мало подкатов, по правде говоря, меня и учили, что подкаты – это последнее, чем я должен заниматься. Фоменко же заставлял меня больше обороняться и катиться, но до конца не был доволен моими действиями. Однажды на теории он показал видео, где игрок итальянской Ромы отобрал в подкате мяч в центре поля и отдал голевую передачу. При этом Фоменко сказал: «вот так надо играть – и в подкат идти, и голевую отдать». Не знаю, но мне почему-то запомнилась эта история, поучительная для меня. Не скажу, что у меня получалось делать больше подкатов, но я старался, потому что теперь уже понимал, что на самом деле так и надо играть.

— Третий сезон с Фоменко начался с Кубка Интертото и драматическими матчами против Ренна. Мне кажется, будь я болельщиком Таврии, мне бы та серия пенальти до сих пор снилась бы в кошмарах…
— Я это тяжело пережил. Ведь именно я не забил пятый пенальти в серии, на котором все и могло закончиться. Но я такой человек, что всегда стараюсь смотреть и двигаться вперед. Конечно, жалко, что не забил, а команда проиграла, но что уже поделать?

— Тогда команды начали бить одиннадцатиметровые по второму кругу, и решающим стал промах… Ильи Галюзы – вашего нынешнего одноклубника, который забил в первой попытке, и ударил мимо во второй.
— Да. Но мы ни разу не обсуждали это.

— Что сказал Фоменко футболистам после той серии пенальти?
— Вообще ничего не сказал. Мы все были довольны показанной игрой против Ренна, и все понимали, что невыход в следующий раунд – это всего лишь несчастный случай.

— Как обычно проходит следующая тренировка после таких матчей?
— Не могу сказать, что такие поражения быстро забываются. Первая тренировка после этого была довольно тихой, все были расстроены. Но тренер для того и есть, чтобы объяснить футболистам, что на этом жизнь не заканчивается, и нужно двигаться дальше.

Мне кажется, на подсознательном уровне люди склонны искать виновных после таких поражений. Микроклимат не пострадал в коллективе?
— Микроклимат не пострадал, у нас всегда был хороший коллектив. А виновного искать лично мне долго не пришлось, потому что считаю таковым себя – именно я сделал роковой промах. Но в целом никто из этого трагедию не делал, ничего страшного не произошло, тем более, мы не были фаворитами того противостояния. В клубе достаточно спокойно все восприняли.

— Согласны, что это поражение сломало Таврию, следствием чего стал провал на старте чемпионата и уход Фоменко?
— Не согласен. Плохой старт чемпионата получился из-за того, что у нас вообще не было отпуска — мы начали сразу же готовиться к Кубку Интертото. Всему виной усталость.

— Как футболисты отнеслись к уходу Фоменко?
— Все мы постарались вернуть Михаила Ивановича, и нам это удалось – он вернулся. Но всего лишь на несколько туров, после чего ушел опять. По правде говоря, я не могу сказать, что мы устали от работы с ним, но после того, как нам удалось его вернуть, у нас уже мало получалось на футбольном поле. Это было видно всем. И Фоменко ушел еще раз.

— А как удалось уговорить Фоменко остаться, когда он уходил первый раз?
— Футболисты пошли к президенту, и поговорили с ним. Мы чувствовали, что мы, а не тренер, виноваты в том, что плохо играем. Он ведь продолжал работать в том же направлении, и давал нам все для хорошей игры и результатов. Он вернулся, но, повторяю, у нас ничего уже не выходило с Фоменко.

— То есть, его уход был единственным выходом в той ситуации?
— Ну, руководство думало именно так. Второй раз мнение футболистов уже никто не спрашивал.

«Больше понравилось работать с Пучковым, чем с Фоменко. При нем я показывал свой лучший футбол в Таврии»

— Пучков, как кажется со стороны, — полная противоположность Фоменко.
— Да, так и есть.

— Более общительный, эмоциональный?
— Много общается с футболистами, улыбается, шутит. Да и тренировочный процесс отличался кардинально. Нагрузки были намного меньше. Все давалось игрокам легче физически.

— С таким тренером работать приятнее, чем с Фоменко?
— Не буду скрывать: мне больше понравилось работать с Пучковым, чем с Фоменко.

— В тактическом плане Пучков выделялся среди остальных тренеров – его Таврия играла тогда 3-5-2. Это было для вас откровение в футболе?
— О, для меня ничего нового в этом не было, так как в Сербии постоянно играл при схеме 3-5-2. Я быстро привык, и могу с уверенностью сказать, что именно при Пучкове показывал свой лучший футбол в Таврии. Да и команда играла в самый привлекательный футбол при нем.

— На второй год работы в Симферополе Пучков добился невероятного, и выиграл Кубок Украины. Тогда казалось, что союз Таврии и Пучкова — вечен. Но повторилась ситуация, что и с Фоменко: вылет от Байера в Лиге Европы (0:3, 1:3), последующий провал в чемпионате, и смена тренера.
— В целом, конечно, ситуации похожие. Но я и сам думал, что Пучков останется надолго в Симферополе. У нас многое получалось: был выигран Кубок, мы неплохо шли в чемпионате, а болельщикам очень нравился футбол в нашем исполнении. Мы ведь со всеми соперниками играл в открытый футбол. Если сравнивать с футболом при Фоменко, это была совсем другая картина, радующая глаз. Но дальше был провал. Страшная яма, из которой нельзя было выбраться иначе. Поэтому Пучков ушел.

— Этот провал – следствие психологии, или решающим был тот факт, что тренер готовил команду к старту в еврокубках, а на чемпионат просто не оставалось сил?
— В том-то и дело, что списать на усталость проблемы не выйдет, так как до матчей с Леверкузеном у нас был нормальный отдых. Да и не было проблем во взаимоотношениях между игроками или игроками с тренером. Проблема была только в результатах, что тяжело было объяснить.

— Руководители Таврии считали, что команда обязана идти в лидерах? Разве для этого были предпосылки?
— Дело в том, что как раз Фоменко приучил руководство Таврии к тому, что команда постоянно должна находиться в первой пятерке. Поэтому когда мы находились ниже, на смену Фоменко пришел Пучков, а когда опустились с Пучковым в турнирной таблице, пришлось заменить и его. Любой результат, ниже пятерке, был неприемлем.

— Простите, но условия для того, чтобы клуб развивался и был на вершине, были созданы? Имею в виду, что, например, Днепр и Черноморец строили стадионы, кто-то занимался строительством тренировочных баз, кто-то реорганизовывал детскую школу. Что делала для развития Таврия? Например, Альтман говорил, что на базе даже чистой воды не было для питья.
— Мне кажется, что условия были нормальные. Да и что касается базы: она старая, да, но поле было в хорошем состоянии. Да и когда команду возглавлял Пучков, мы мало времени проводили на базе. Он сторонник того, чтобы футболисты приезжали на тренировку и уезжали после нее домой. В общем, я не замечал никаких проблем в клубе или того, что руководители не хотят, чтобы команда находилась наверху турнирной таблицы. Да и зарплаты всегда платили вовремя.




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн