Главная > Мультимедия, Новости > Желько Любенович: «Футбол и семья – главные приоритеты в моей жизни» (Часть 2)

Желько Любенович: «Футбол и семья – главные приоритеты в моей жизни» (Часть 2)

5 ноября 2015

О полузащитнике луганской «Зари» Желько Любеновиче мы писали неоднократно. О его карьере в украинском футболе написано немало статей, интервью и различного рода материалов. Но что мы знаем о Желько, как о человеке? Скромный, добрый, человечный в жизни, серьёзный, активный и настроенный на победу на футбольном поле. Нам удалось встретиться с ним лично и узнать много интересного. О сербском периоде жизни нашего игрока, о красотах Белграда, поездках автостопом, приятных воспоминаниях о Луганске, тяготах войны и прочем читайте на страницах этого интервью. Так как материал довольно большой для удобства восприятия приводим его в двух частях. Часть вторая:

А потом пришла война

— Ты сказал, что дебютировал до войны. А потом у вас случилось то, что совсем недавно пережил и наш регион. Луганскому болельщику всё это, к сожалению, знакомо не понаслышке. Как тебе удалось пережить военные будни?
— Мне было как раз 18 лет, когда я должен был показывать свои лучшие качества. Но началась война! В это время было очень тяжело. Слава Богу, эта война длилась лишь четыре месяца. Первый месяц не было вообще никакого футбола. Нас постоянно бомбили. Мы только защищали себя. Не могли отвечать, так как постоянно над нами летали самолёты и бросали бомбы. Можно было только спрятаться. Наша армия попробовала защищаться, но без особых успехов.

После того, как прошёл месяц, всё равно начались тренировки. Конечно, никто тебя не заставлял поддерживать форму, ты не был обязан ехать тренироваться, а мог просто сидеть дома. Никто бы не исключил тебя из команды и ты продолжил бы свою карьеру после войны, но тренерский штаб решил, для того, чтобы не терять форму, мы должны были продолжить тренировочный процесс.

Я каждый день ездил на тренировки. Мама с папой дали мне своё разрешение на это. Но я, скажу вам, жил в таком районе Белграда, который находится где-то в шести километрах от того стадиона, где проходили тренировки. Самое плохое то, что я каждый день переезжал мост, о котором говорили каждый час, что его собираются бомбить. Бомбардировкам подверглись много мостов. И очень много людей приезжали на этот мост и стояли на нём, чтобы он не был разбомблен. Но эти люди не могли стоять там 24 часа в сутки. Тем не менее, я ехал в автобусе и водители развивали на мосту огромную скорость, чтобы быстрее его преодолеть. Длина этого моста была три километра. Было очень опасно, но всё закончилось хорошо. И мост этот цел и невредим на сегодняшний день. Конечно, он очень старый, но связывает страну и без него жить невозможно.

— Не было мысли покинуть Белград в те дни?
— Нам некуда было ехать. Моя семья была очень небогатой. Можно было лишь спрятаться и только ждать, чтобы быстрее всё это закончилось. Первый месяц мы просто прятались. Ехать нам было действительно некуда. А когда начинались интенсивные бомбардировки, бежали к соседям. У них был подвал, где нам и приходилось сидеть. Я помню одно событие. Может быть сейчас это кому-нибудь покажется смешным, но буквально четыре месяца я не спал. Те, кто это пережил, меня поймут. Я был сильно напуган и спать не мог. Разве что днём иногда. Ночью бомбили больше, чем днём. Ночью был просто ужас. Невозможно было спать от разрывов бомб. Даже, если бомба упала вдалеке от тебя, всё равно взрывы были отчётливо слышны, стёкла в доме очень сильно дрожали, поэтому спал, в основном, днём. Плюс, в дневное время были тренировки, да и другие дела тоже.

— Ночевать тоже приходилось в подвалах?
— Конечно приходилось. Особенно поначалу. Но потом, когда мы начали тренироваться, прятаться стали уже меньше, так как интенсивность бомбардировок утихла. Да и спустя время прятаться надоело. Многие говорили, что если судьба умереть, так оно и будет. А если умирать не суждено, так и должно случиться.

— Прости за прямоту, но «хлебание супа из одного котелка сближает»…

— Всё в порядке и вопрос считаю целиком правильным. Я с вами полностью согласен. Мы такой народ, что после этого всего сблизились очень и очень сильно. Самое плохое то, что через двадцать лет после этой войны НАТО сказало, что всё эти бомбардировки были ошибкой. Это была чья-то ошибка, оплаченная ценой сотен человеческих жизней!

— В один прекрасный день бомбардировки прекратились…
— Да. Как вы помните, всё это началось из-за Косово. Эта территория была сербской, и мы не хотели её отдавать. На сегодняшний день проблема, кстати, не закрыта.

— Думал, что когда-нибудь ты увидишь нечто подобное, но пусть и с другим характером, ещё раз?
— Честно говоря, никому не желаешь такого и никогда не ожидаешь увидеть это ещё раз. Перед этим я пережил войну с 1991 по 1995 годы. Она не была в Белграде, но была на границе с хорватами. Четыре года мы жили очень напряжённо. Жизнь была очень тяжёлой. Помню, что зарплаты были 3 немецких марки на тот момент. Зарплату платили в сербских динарах, но если перевести на нынешний курс, то получится полтора евро в месяц. Как мы это пережили, до сих пор понять сложно. Я всегда надеялся и думал, что подобного больше не повторится, но, к сожалению, снова почувствовал это в Украине.

— Как твоя семья пережила 90-е годы?
— Очень тяжело. Повторюсь, мы не были богатыми. Мама и папа работали. Отец водил автобус, а мама работала кассиром в супермаркете. У нас было так же, как и у всех.

— А твой брат?
— Мой родной брат на два года младше меня. Он занимается водным поло. Всю жизнь он занимался этим видом спорта. Сейчас является играющим тренером. Его команда из первой лиги вышла в Премьер-лигу.

На фото: Футболка, подаренная Желько Любеновичу коллективом нашей команды в честь знаменательных дат.

— Ты откровенно рассказал, пусть, и о непростых моментах. Хочу отметить, что своих родителей ты очень любишь и пытаешься помогать им всегда…
— Да, всегда стараюсь им помочь. Знаю, насколько тяжёлой у них была жизнь. Когда я был молодым и нужно было ехать на сборы, у них не было денег оплатить их. Они всегда занимали деньги, потом через год возвращали их. Всё это было для того, чтобы я мог тренироваться дальше. Я благодарен им, всегда помогаю на протяжении всего времени.

— Наверное родители по менталитету у нас схожи. Когда мы хотим им помочь, они всегда отказываются, наоборот, пытаясь помочь нам…
— Мама и папа вообще всегда отказываются. Не хотят брать ни копейки. Говорят: «Главное, чтобы у тебя всё было. А нам хватит».

— Ты был в разной финансовой ситуации. И когда-то упомянул очень интересную историю о том, как тебе необычным способом приходилось добираться на тренировки…

— Да, было и такое. Теперь это уже вспоминаешь с улыбкой. Ситуация эта произошла, когда я играл в «Младости». Город, в котором базировалась команда, находится в 60 километрах от Белграда. Где-то на протяжении полугода были большие проблемы по финансам у президента команды. Руководители должны были мне давать деньги на билет на автобус туда и обратно каждый день. Но, к сожалению, этих денег я не получал. Зарплаты тоже не было. Она была у меня маленькая, но тем не менее… Четыре месяца на тот момент я точно ничего не получал. Мне был 21 год и у родителей деньги просить было стыдно. Я увидел, как делают другие. Сделал себе табличку, написал с одной стороны город, куда еду, а с другой стороны сделал надпись Белград. Когда ехал на тренировку, становился возле дороги и держал табличку в руке. Если кто-то останавливался – ехал на тренировку. Если никто не заберёт – я опаздывал или не ехал вообще. Мне везло. Всегда кто-то останавливался и я успевал на тренировку. Обратный путь был таким же. Помню однажды был случай, когда три часа никто не останавливался, чтобы я вернулся в Белград. Хорошо, это было летом.

— Не говори, что пришлось идти пешком…
— Нет, конечно. Но что делать я не знал. Пришлось звонить другу, который был из этого городка, он дал мне денег на билет на автобус, чтобы я вернулся домой. Потом ситуация изменилась, начали выплачивать деньги. Задолженность была большой. После того, как нам начали платить, у меня появилась возможность купить свою первую машину. Это был не новый Fiat Punto. Стоил этот автомобиль тогда 3 тысячи евро. Собирал на него очень долго. Если сравнивать те деньги, с которыми получаю сейчас, та сумма была вообще смешной. А машину эту мне продал друг. Я не мог выплатить всю сумму сразу. Он разрешил, чтобы я сначала отдал 2 тысячи, а потом ещё тысячу через полгода.

Непростые тогда были времена. А одно время денег давали только на бензин. Зарплату я не получал, но у хозяина была заправка и полгода, вышло так, играл без зарплаты, зато всегда был полный бак (улыбается).

— Ты прошёл карьеру, начиная от самых низов… Поэтому, человечность у тебя всегда на высоком уровне…

— Всё всегда зависит от человека. То, что я прошёл в своей футбольной карьере, наверное, помогло мне остаться таким, каким я есть сейчас.

— А ты когда-нибудь деньги одалживал у кого-либо?
— Да, было такое. Один раз в жизни пришлось занимать деньги, когда у меня была свадьба с Бояной. Мы решили пожениться, но на свадьбу мне чуть-чуть не хватило. Я занял у друга три тысячи евро, но попросил всех гостей, чтобы вместо подарков дарили деньги и я, таким образом, вернул бы ту сумму, которую занял. И получилось так, что эти деньги занял в долг на пару дней, вернув их сразу же после свадьбы. Было тяжело брать деньги в долг. Тогда эта сумма была большой для меня. Да, риск был и я не знал, смогу ли вернуть деньги. Но гостей было очень много – более двухсот, поэтому всю эту сумму я сразу же и вернул.

— В Украине для тебя финансовые условия стали кардинально другими. Ты говоришь, что брал деньги в долг с тяжёлым сердцем, но вот когда просят в долг у тебя, ты, наоборот, всегда выручишь человека…
— Да, это так. Потому что я знаю, как жить без денег. Поэтому и хочется помочь всем. Но бывали и ошибки. Не всегда люди возвращают занятые деньги, к сожалению. Но я стараюсь помогать людям, которые что-то значат для меня в этой жизни.

На фото: Желько любит делать подарки. Один из таких сюрпризов для жены — ситилайт с её изображением в центре города.

— Рано или поздно карьера футболиста закончится. Где ты видишь своё будущее? Я имею в виду, в плане географическом…
— Если бы этот вопрос задан был три года назад, то я бы ответил, что мы хотели бы остаться жить в Крыму. Я и моя жена Бояна видели нас там в будущем. Но та ситуация, в которой сейчас находится Крым и Украина в целом, не позволяет нам связывать своё будущее с этой страной либо с полуостровом. Скорее всего, мы вернёмся в Сербию, в Белград. У нас в стране всё наладилось и всё хорошо. Люди живут намного лучше, чем раньше. У меня там хорошие условия. Спокойно в Сербии можно жить дальше и заниматься любимым делом. Но пока ещё не определился, чем буду заниматься, потому что хочется ещё поиграть в футбол.

— Правда, что сербский и украинский футбол кардинально различны?
— Да, футбол в этих странах отличен. И в технике, и в тактике. Все тренеры, которые у меня были, очень большой акцент делают на различиях. Конечно мне сложно было перестроиться на тот футбол, который в Украине. Он намного быстрее, жёстче. Тяжело было вначале, но потом ко всему я привык. В этом я и вижу разницу между Украиной и Сербией.

— Ты был воспитанником «Партизана» и наверняка хотел бы провести всю свою футбольную карьеру в одном клубе?

— Я думал, что закончу свою футбольную карьеру в «Таврии». Чувствовал себя там комфортно, но получилось, что ушёл оттуда. «Партизан» всегда в моём сердце. Я всегда болел и буду болеть за эту команду. Посмотрим, как дальше будет развиваться моя карьера. Рад, что после «Таврии» перешёл в «Александрию» и, естественно, в луганскую «Зарю».

В «Црвену Звезду» не перешёл бы

— А если бы в своё время тебе предложили перейти в «Црвену Звезду» — прямого конкурента «Партизана»…. Согласился бы?
— Я болельщик «Партизана» и мне было бы очень тяжело сделать иной выбор. Нет, думаю, что не перешёл бы.

— Весь мир говорит о взаимоотношениях фанатов «Партизана» и «Црвены Звезды». Наверняка ты посещал их дерби?
— Когда я тренировался в «Партизане», подавал мячи на таких играх, как «Партизан» — «Црвена Звезда». Пару раз мне не повезло и я подавал мячи там, где рядом на трибуне находились болельщики «Црвены Звезды». Честно скажу: было страшно. После этого был на таких матчах уже в роли болельщика «Партизана». Я могу много об этом рассказывать, но не хочу. Это нужно почувствовать и увидеть самому.

— Как один город может так радикально по-разному болеть за два футбольных клуба?
— Белград большой. У нас всегда так было. Перед игрой и после игры очень большие проблемы всегда из-за фанатов. Много драк бывает. Как до, так и после матчей. Так было и так будет всегда, наверное. Интересно и то, что стадионы этих клубов находятся буквально в 500 метрах друг от друга.

Семью люблю больше, чем футбол

— С тобой по жизни всегда идёт твоя супруга Бояна. Поддержка любимого человека всегда окрыляет и даёт силы для новых достижений…
— С этим я согласен на 200%. Для меня моя семья – самое главное. Она у меня на первом месте. Даже перед футболом. Когда детей у нас не было, Бояна приехала вместе со мной в Украину. Буквально с первого дня, когда мы приезжаем и до отправления в отпуск на Родину, она всегда со мной. Неважно в каком городе мы находимся. Бояна поддерживает меня. Когда появились дети, жизнь стала ещё интереснее. Моя дочь Аня и сын Марко поддерживают меня. Без них я бы в Украине на столь длительный срок не задержался бы точно.

— Ты примерный семьянин. И у тебя есть одна интересная традиция, когда ты едешь на выезд…
— Да, я покупаю подарки для детей и жены. Но на самом деле я дома строгий (смеётся). Но детей никогда ни разу не бил. Хотя, могу громко им что-то объяснить, когда они не слушаются. Но и балую их часто. Когда играем на выезде, всегда стараюсь купить им какие-то игрушки. Или что-нибудь, что их обязательно обрадует. И жене тоже при первой возможности стараюсь сделать приятный подарок. Неважно, дорогой это сюрприз или нет. Самое главное – внимание. И естественно, чтобы им это нравилось.

— Реверсный вопрос. А получаешь ли ты подарки?
— Да, от них я часто тоже получаю подарки. Например, когда я на выездной игре, они что-то придумывают. Иногда сын что-то сделает сам или дочь что-то придумает. Ей уже 8 лет и она часто делает какие-либо сюрпризы. И Бояна часто меня приятно удивляет.

На фото: Дети Желько Любеновича поддерживают папу на одной из игр на «Славутич Арене». Надпись на футболке гласит: «Мой папа самый лучший».

— Какой же самый запоминающийся подарок от детей, который они сделали сами?
— Каждую неделю, к примеру, Аня мне что-то рисует. Дарит рисунки, пишет, что очень меня любит. Эти рисунки я специально собираю и храню.

— Аня, насколько я знаю, превосходно говорит на русском языке и совершенно без акцента…
— Да, она знает украинский, русский, сербский и учит английский. Это ещё один плюс того, что семья всегда со мной. Я не сторонник того, чтобы семья была далеко. Кстати, Марко уже тоже хорошо говорит по-русски, несмотря на столь юный возраст. В дальнейшем им будет легче, учитывая знание нескольких языков.

— Мы спрашивали, кем ты хочешь, чтобы был твой сын. Не можем не спросить о твоей дочери….

— Пока что определённых целей у меня нет. Но мы всегда с женой шутили и говорили, что хотели, чтобы Аня была певицей. Но певицей, на мой взгляд, она не будет. Зато она очень любит гимнастику и танцы. У нас в семье, к сожалению, никто никогда петь не умел. Хотя, всё может быть.

— Бояна, Аня и Марко часто приходят на футбол. Поддерживают тебя. Мне кажется или ты, забив гол, всегда делаешь в сторону трибуны жест, тем самым, передавая им привет?
— Да, так и есть. Очень рад, что они приезжают на стадион. Они любят футбол и с радостью поддерживают меня. Я им очень благодарен.

— Не было ли мысли пригласить папу и маму поддержать тебя в одной из игр?
— На Украине они уже были. Папа дважды и даже один раз в Луганске и один – в Запорожье. А ещё раньше они вместе приезжали в Симферополь.

Очень скучаю по Луганску и болельщикам

На фото: Желько Любенович возле Луганск Сити-Центра. Лето 2013-го года!

— Мы не можем не спросить о самом дорогом и сокровенном. О Луганске. Скучаешь по городу?
— Честно, очень скучаю! Я не могу объяснить почему. Но я провёл там два замечательных года. Мне очень нравился Луганск и я искренне, всем сердцем, скучаю по городу и болельщикам.

— По «Авангарду» особенно?
— Да, очень скучаю по болельщикам и стадиону. Нас столько людей поддерживали и любили в Луганске. Такая армия болельщиков была. В первую очередь, скучаю именно по болельщикам!

— Ты один из тех игроков «Зари», кто буквально несколько недель назад побывал в Луганске. Была ли нотка ностальгии?
— Я полтора года не посещал Луганск. Появилась возможность поехать на два дня. Был очень рад, что вернулся. Пусть и ненадолго. Всё равно в городе меня узнали. Некоторые таксисты, увидев меня на улице, тут же останавливались, расспрашивали. Люди, которые работают в спортивных магазинах, тоже останавливались, спрашивали, как там «Заря». Говорили, что несмотря ни на что, они всегда с нами. Что любят команду. Все очень надеются, что «Заря» вернётся в Луганск. И я верю, что так всё и будет!

Пресс-служба ФК «Заря»




Комментирование отключено.


  • 

  • Луганский рейтинг Rambler's Top100 Украина онлайн